Эйлин О'Коннор (eilin_o_connor) wrote,
Эйлин О'Коннор
eilin_o_connor

Category:

почти новогоднее

Незадолго до Нового года маленький пудель подорвался на мине. Было так: мы шли по вечернему двору, когда пробегавший мимо мальчишка лет шести бросил что-то мне под ноги. "Что-то" отлетело на несколько шагов и хлопнуло у пса точнёхонько под животом. Петарда или что там ещё взрывается с таким смачным бдыщем.

Характерна наша с пуделем реакция. Я завизжала, обделалась, упала плашмя, доползла на брюхе до подъезда и неделю сидела под кроватью, трясясь в эпилептических судорогах при каждом фейерверке. И всё это за каких-то несколько секунд.

Пудель же, трусоватый мой маленький пудель, боящийся мусорных пакетов, звенящих рельсов и сумок на колёсиках, недоумённо взглянул себе под пузо. Видимо, подозревал, что от него что-то отвалилось, но не мог понять, что это за деталь и почему она самоликвидировалась. Убедившись, что он и без неё функционирует нормально, пудель пожал плечами и потрусил ко мне.

Мальчишка наблюдал за нами издалека. Затем приблизился на безопасное расстояние и крикнул:
– Извините! Я нечаянно! Я промахнулся!

Подавив искушение поднять кирпич со словами "а теперь моя очередь", я попросила:
– Не делай так больше, пожалуйста.

Удивлённый не совсем ожидаемой реакцией, пацан подошёл ближе.

[читать дальше]

– Я собак люблю! – виновато поделился он.
– Ну хочешь, – говорю, – погладь.

И этот маленький хмырь бестрепетно подошёл. Сел на корточки, подставил псу лицо, обнял его гнусными своими ручонками.

Вот же, думаю, какие дети доверчивые пошли. Я ведь щас как схвачу этого сукиного сына за капюшон со светоотражателем, как расхохочусь демоническим смехом, как поволоку его, рыдающего и молящего о пощаде, в тот круг ада, куда навеки заключены дети, швыряющие петарды и капитошек в окружающих и нижепроходящих.

А он сидит себе беззаботно, маленький прохвост. Смеётся, когда пудель облизывает ему подбородок.

– Как, - спрашиваю, – зовут тебя, упырёныш?
– Вова. А его?

Разумеется. Кто бы хоть раз меня спросил, как моё имя, сколько мне лет и нравится ли мне, когда меня чешут под подбородком.
– Патрик, – отвечаю.
– Хороший Патрик!
– Хороший, – говорю, – когда не заикается и с полным комплектом кишок.
– А?
– Ничего, – говорю. – Петардами больше не бросайся.
– Я больше не буду! У меня только фейерверки остались.
– Фейерверки? – спрашиваю с хорошо выверенной порцией здорового недоверия в голосе.

Конечно, он купился. Конечно, никакие это оказались не фейерверки, а обычные бенгальские свечи. И само собой разумеется, через две минуты мы втыкали их в приземистые сугробы, поджигали и смотрели, как стреляет и рассыпается пышными искрами волшебная серебристая палочка, а потом ещё подрагивает запоздалым огоньком, словно сомневаясь, затухать или нет.

Какая-то старуха в тулупе, проходя мимо, с ненавистью выкрикнула:
– Хулиганите! Развелось уродов!

И, стукнув клюкой об лёд, щедро рассыпала по чистой до скрипа вечерней тишине несколько довольно грязных идиоматических выражений.
– Можно я в неё петардой кину? – спрашивает мальчик Вова.

Всего каких-то пять минут совместного созерцания свечей, и я уже авторитет в таких серьёзных вопросах. Лестно, чёрт возьми!
– Нет, – говорю, – нельзя.
– Почему?

Я задумалась. Действительно, почему нельзя в злую старуху петардой?
Так и не подобрав веских возражений, говорю:
– А вдруг у неё тоже собака есть.
– Ну и ладно, – тут же смирился мальчик Вова.

А я внезапно осознала, что, пожалуй, это один из базовых принципов недеяния зла ближнему своему, даже если он с клюкой и в тулупе. Потому что где-то рядом с ним может бегать невидимая в темноте собака: маленький кудлатый пудель с развесистыми ушами или подпалая овчарка с умным лицом, которые точно ни в чём не виноваты. А достанется им.

Потом мы возвращались домой, мальчик Вова болтал ерунду, я не уступала. Когда добрались до моего подъезда, из-за угла вдруг порывистыми шагами вышел седой ветер с метлой, в два взмаха расчистил небо над нами и исчез, словно и не было.

Ночь осторожно, недоверчиво выложила сначала одну искорку. Потом вторую. Затем поверила, что можно! что больше никто не придёт и не заляпает пятнами грязных мокрых туч её отглаженные к празднику небеса! – и расточительно сыпанула сразу горсть свежих, только с мороза, отборных, крупных, как яблоки, звёзд.

– Кто-то там наверху тоже зажигает бенгальские огни, – говорю лирически.

Мальчик Вова посмотрел на меня с сомнением. В глазах его читалось: "Лишь бы петардой не долбанул".

– Пошёл я, – говорит. – Вон там живу, на восьмом.

Сунул руки в карманы и зашагал по направлению к соседнему тополю, где на шестом гнездятся вороны, на втором прочно застрял старенький воздушный змей, а на самую верхушку по вторникам и четвергам залетает серо-голубое облако, курит там украдкой, пока мама не видит, возвращается к своим, и после него ещё некоторое время висит едва заметный сероватый дымок.

Потом рассеивается, конечно.
Tags: Патрик
Subscribe

  • * * *

    На днях мне вынужденно пришлось изучать сайты с детскими стихами, которые задуманы для чтения малышами на утренниках (по мнению их авторов). Тема…

  • Меч короля Артура

    Спойлеры! * * * Так как же было всё, друзья, на самом деле? Парнишка в Англии служил, причем в борделе. Его папаша был король, из Пендрагонов. Мечом…

  • день писателя

    Как-то раз меня пригласили в московскую библиотеку на встречу детских писателей. Один из них должен был читать свои произведения. А я, надо сказать,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 98 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • * * *

    На днях мне вынужденно пришлось изучать сайты с детскими стихами, которые задуманы для чтения малышами на утренниках (по мнению их авторов). Тема…

  • Меч короля Артура

    Спойлеры! * * * Так как же было всё, друзья, на самом деле? Парнишка в Англии служил, причем в борделе. Его папаша был король, из Пендрагонов. Мечом…

  • день писателя

    Как-то раз меня пригласили в московскую библиотеку на встречу детских писателей. Один из них должен был читать свои произведения. А я, надо сказать,…