December 8th, 2015

Лето

Чёрный пудель, рыжий кот - 1

1
- Я убью кого-нибудь из них. Честное слово, убью!
Галя схватила сигарету и вхолостую чиркнула зажигалкой.
- Лопатой садовой, - предложила Саша.
Подруга судорожно пыталась закурить.
- Может и лопатой!
- Или граблями.
- Инвентаря там - на три бригады землепашцев! Тяпки всякие, лейки, секаторы... О! Секатором!

Галина чиркнула еще дважды - и швырнула барахлящую зажигалку в стену.
- Они меня доведут! Мне уже омлет в горло не лезет!

На тарелке перед ней действительно остывал омлет. Но возможно, флегматично подумала Саша, причина заключалась в том, что Галка сыпанула в него соды вместо соли.

Что, впрочем, тоже неплохо характеризовало ее состояние.

Исаева резко взмахнула ладонью и задела абажур. Тени панически заметались по стенам, жалобно скрипнул провод.
- Чёрт! Чёрт!
- Галь, хватит себя накручивать. - Саша Стриж выпрямилась и остановила маятник раскачивающейся кухонной лампы. - Они хорошие люди...
Если бы сарказмом можно было поджигать, в руках Галины Исаевой истлела бы не только сигарета, но и вся пачка.
- Меня окружали хорошие люди, медленно сжимая кольцо! - процитировала она.
- Сама залезла в это кольцо.

Галя сникла. Нечего спорить: Стриж права, с какой стороны ни погляди.
- Сожрут они меня с потрохами, - тоскливо пробормотала она. - В печку на лопате сунут и заслонкой закроют. Как еще изводили добрых молодцев?
- В баньке парили, - машинально сказала Саша, осматривая ящик в поисках коробка. Где-то он ей попадался... А, вот!
- Пройденный этап. Банька уже была. С сугробом.
- Ты ныряла в сугроб?
Саша кинула коробок, Галка ловко поймала.
- Не ныряла, а нырнула. Один раз. И потом торчала бледными ногами из сугроба, как вареная курица из супа, пока меня не вытащили.
Она чиркнула спичкой об коробок и сломала спичку. Пылающая серная головка упала на скатерть.

«Ну, началось...» - поздравила себя Саша.

Вещи, оказавшись в руках ее подруги, принимались вести себя агрессивно. Чайник судорожно пыхал паром, как престарелый обиженный дракон. Сковородка сбрасывала ручку в ту самую секунду, когда ее вытаскивали с яблочным пирогом из духовки. Шкафы роняли полки, предпочитая стеклянные.

Однажды в юности Саша с Галей забежали в подъезд, и на трех этажах

Collapse )
Лето

(no subject)

Два дома стоят в переулке друг напротив друга. Я иду между ними, в трубе, пронизываемой дрожащим от ярости ветром, и вдруг замечаю, что в одном из них не горят окна.

Удивительно: вечер, семь часов - и ни одной освещенной комнаты.

Этот дом мрачной глыбой нависает над переулком. Черный квадрат Малевича среди всех окрестных зданий. Если точнее, прямоугольник. Страшный, безлюдный и непонятный, как чёрная дыра. Где его обитатели?

А тот, что напротив, – живой, с бледными и яркими огнями, с водянистым зеленоватым светом на лестничных пролётах, с радостно мерцающей гирляндой, растянутой вдоль подоконника, с тёплыми лимонно-коричневыми лампами на кухнях, которые включаются почти одновременно на пятом, третьем и втором, а потом перемигиваются, словно кто-то разговаривает со мной световой морзянкой.

Или не со мной.

Мне не нравится идти этим переулком, но выбора нет, и я, подгоняя собаку, стараюсь быстрее миновать черную громаду, слепые кротовьи окна, поглощающие даже жиденький свет фонарей.

Выйдя на маленький пятачок, я оборачиваюсь. Может быть, думаю я, проснулось хоть одно окно?

Дом по-прежнему тёмен.

Но я отчетливо вижу то, чего не замечала вблизи, и застываю на месте.

Два дома друг напротив друга: один сияет, как новогодняя ёлка. А в том, где была темнота, во всех окнах – ночной океан.

Светящийся планктон поднимается из бездонных глубин, сверкает и переливается, а кто скажет, что это всего лишь отражение гирлянды, никогда не видел планктонных нитей. Пульсируют медузы, золотистые и прозрачно-зелёные, морские анемоны распускают медовые лепестки и тотчас тают, исчезают, когда напротив гаснет окно.

Дом плывёт по переулку. В нём живет океан, родившийся из отблесков чужого света.

Пёс смотрит на меня озадаченно. Он не понимает, отчего мы стоим на одном месте, на пронизывающем ветру уже пять минут.
Он не видит, как бесстрастные рыбы сигналят фонариками вдалеке, в глубине, под слоем живой, дышащей, тёмной воды.