January 31st, 2018

монализа

***

Из тусклого неба взял и нападал снег. Не перестаю удивляться – вот как? как из этого мутного, грязного, серо-буро-нудного неба, брюхом дохлой рыбы обвисшего, вдруг является белое, светлое и пушистое? Каждый раз один и тот же фокус: вот вам кролик из шляпы, причём кролика отдают мне. Я самый богатый ребёнок в этом цирке.

На ограде детского сада торчит потерянная варежка с вышитой кошачьей мордой, возле нее две разномастные рукавички поменьше. Выглядит так, словно здесь показательно казнили бунтовщика, ссущего в детские шкафчики, и всех его пособников.

Вечером под фонарём кто-то бесконечно встряхивает шар с метелью. Из моего окна ряды машин похожи на приготовленные к выпечке батоны. Внизу бежит к подъезду заклятый враг Патрика, брехливый черный спаниель. За спаниелем волочится хозяин. Сверху мне не видно поводка, и картина выглядит так, будто мужчина гонится за псом, целясь в него из пистолета. Убедительности ей придает то, что спаниель голосит не умолкая.

Накануне дети скатали снеговика. Утром его обмякшее творожное лицо выглядит таким же ошеломленным, как у прохожих.
Вокруг город кораллов. Карлы и Клары ходят по двору и время от времени осторожно подергивают за веточку – точно дети, ждущие, что в ответ раздвинется занавес и зазвучит кларнет.