Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Лето

и шкафов перетряси

Раз уж пообещала.

Когда делали фотосессию для новой книги, я достала с антресолей сарафан из этой записи. Как я и предупреждала, это просто большой шерстяной мешок, как бы присобранный внизу. Пуделю Патрику он тоже пришелся по душе, кстати.

Показываю под катом для девочек, которых заинтересовала эта заколдованная вещь.

[вещь]

Да, у него есть карманы и он тёплый.

4U5A1859

Подол широкий. На следующей фотографии хорошо видно. Подозреваю, при увеличении будет видно также, что эта ткань собирает на себя всю шерсть, имеющуюся в доме, будто ей мало той, что в её составе. Я в конце концов, устав её чистить, решила носить её под лозунгом "утеплимся кошачьим мехом".

4U5A1848

Края обработаны а-ля "крестьянка подшивала". То есть нитки торчат во все стороны.

4U5A1871

(фотограф Александр Горчаков)


Кто объяснит мне толково, в чём фокус с этой штуковиной, тому плюс двести в карму и моя вечная признательность.
Лето

про сегодня

Из фейсбука утащила, у daria skobelkina. По мотивам прошедшей встречи в Библио-Глобусе. Картина называется "Автор принимает мёд у читателя".

4903982538490c30dc4816b16f1f5562

Дорогие все, спасибо за встречу. У меня теперь болит язык, потому что нельзя же столько разговаривать, зато я могу мазать его мёдом. К тому же закрыт старый гештальт со старичком. Юля, мёд очень вкусный )))).

Всех обнимаю,

Ваш енот.
Лето

по итогам посиделок перед мавзолеем

объявляется БЛАГОДАРНОСТЬ:

- бесценным френдам с панамками и без, с вермутом и без, с мужьями и без мужей, с детьми и без оных (мужьям отдельная благодарность за то, что у них с собой было);

- Александру с его прекрасной, прекрасной мамой;

- любимому редактору, спасшему меня от нападения дикого старичка;

- и всем-всем-всем, с кем мы проговорили кучу времени вместо отведенных нам сорока минут.

Это было весело :)

Целую,
ваш автор

ЗЫ: встреча после официальной части напомнила мне прекрасную картину Браувера:
Collapse )
Лето

(no subject)

Пока не забыла, делюсь. Если кому требуется подарок, то как вариант:

вот здесь Дим Резчиков продает свои календари. Мне нравятся у него и принты тоже, но для подарка календарь подходит больше.

Вот декабрь:

34618_original

  А это несколько неожиданный январь:

[посмотреть]
34295_original



Мне еще нравится март - его интересно рассматривать:

[рассмотреть]
0_b4bc9_b69e1e89_orig


Больше рисунков у него самого в жж: http://devon9.livejournal.com/

Мы пару лет назад возобновили традицию вешать дома календари, и с тех пор я обнаружила, что эта отрасль живет и процветает. Мой ребенок недавно выбрал себе календарь с очень милыми рисунками французской, кажется, художницы. И все бы ничего, если бы дома не выяснилось, что каждый рисунок зачем-то сопровожден стихами. Примерно вот такого плана:

Нет ничего милей дороги к дому, В твой личный мир, В твой собственный уют, Где все понятно, близко и знакомо И где тебя в любое время ждут.

Не так ужасно, как могло бы быть, конечно... /тяжелый вздох/

Рядом еще висел календарь с котиками, там тоже каждый котик сопровождался поэзией. До сих пор жалею, что не купила. Мучайся теперь в догадках, какие там шедевры скрывались.
Лето

Доставай своих рембрандтов и ватто перетряси

По следам флеш-моба у драгоценных френдов.

Что у меня на стенах в рабочей комнате? Обои и рыжая кошачья шерсть по линии плинтуса. Хотелось бы чего-то высокодуховного и безусловно прекрасного. Увы, увы. Приходится с грустью констатировать, что в основном котики и голые бабы.

[убедиться своими глазами]Над пианино - картина нижегородской художницы Светланы Кротовой. У нее есть целая серия разнообразных котов, мой - осенний. Кочует со мной из квартиры в квартиру уже бог знает сколько лет, ему давно пора поменять рамку, но руки не доходят.

IMG_7047

Чуть дальше по стене - подарок папы, который он привез из поездки в Лондон. Это репродукция, но ни об авторе, ни о месте, изображенном на картине, я ничего не знаю.

IMG_7049

На фортепиано стоит пастель Киры Соколовской аka kira_culufin. До позавчерашнего дня картина была за стеклом и в рамке, но вмешательство кота все изменило. Осколки я собрала, треснувшую рамку выкинула, на днях придется идти за новой.

IMG_7050

Рядом же, на пианино (до чего удобная оказалась вещь, надо признать) - картины, которые я меняю в зависимости от времени года. Все три авторства Вики Кирдий aka kirdiy. Зимой, пока не сойдет снег - эта:

IMG_7055

Вот она ближе:

IMG_7057

Весной ее сменяют девицы-ангелы:

IMG_7058

А летом - обнаженная маха нимфа:

IMG_7059

Заметьте, как удобно: не выходя из квартиры, более того, не поднимаясь с дивана я легко могу определить, какое время года за окном. Достаточно взглянуть на картину напротив.

На столе обитает герб нашей семьи, нарисованный ребенком. Я точно помню, что верхнее существо - это кот, а желтое справа - НЕ сова. Черное внизу - кажется, лошадь в прыжке, но поручиться не могу.

IMG_7064

По соседству с ней живет картина, написанная выдающимся художником современности, natabelu.
Обратите внимание, как скупыми средствами автор достигает максимальной выразительности. Проникнитесь скрытым эротизмом позы зверя, оцените, как в сочетании с усталым цинизмом его взгляда и поистине обломовской расслабленностью это работает на создание глубокого многопланового психологического портрета.

IMG_7067

Несомненно, место этого произведения - в величайших коллекциях современности. А пока оно живет у меня на столе.

Дальнейшая съемка была сильно затруднена в связи с появлением кота Матвея. Он проявил большой интерес к живописи, в частности, уронил и сел задом на шедевр Натабелу.

IMG_7068

На нашу с мужем свадьбу друзья подарили нам две картины, написанные в технике водяной туши. Бумага очень тонкая, за много лет она смялась внутри рамы. Как это исправить, пока не знаю. Руками разгладить не получилось, а натягивать слишком сильно страшно - порвется. Карпов этих я очень люблю, особенно потому, что они напоминают мне акувариумных сомиков-прилипал Феоктиста и Дормидонта, живших у меня когда-то. Чистоплотные были рыбы. Моя мечта - чтобы такие же жили на окнах в квартире.

Первые карпы:
IMG_7079

И вторые:

IMG_7075

В нижнем правом углу вы можете видеть башку с ушами, препятствующую полноценной съемке. Поэтому продолжение смотрите в следующих выпусках ).
Лето

(no subject)

Наблюдениями за окружающим жежешным миром навеяно.

Птица африканский марабу может питаться живым кормом, но предпочитает мертвый. С некоторых пор встречается не только в саванне, но и среди комментаторов (в несколько модифицированном виде).

Живое, теплое, радостное и веселое юзера-марабу не интересует. Он в любой теме выискивает мертвечину, а при ее отсутствии - хотя бы негатив, старательно выклевывает и преподносит всем на блюдечке, обливаясь слезами скорби или захлебываясь слюной ярости. Других ипостасей у плакальщиков нет.

Если вы по наивности рассказали в журнале, как ходили в цирк с ребенком, они гневно крикнут вам в лицо: «А вы знаете, что там крокодилов бьют?!»

Если побывали в Большом театре, вам с горечью заметят, что это развлечение недоступно для большинства жителей России, особенно для стариков и многодетных матерей.

Если вы с гордостью поведали, что спасли одноногого щеночка с обочины, они зарыдают: а знаете, сколько еще никому не нужных одноногих щеночков бредет по дорогам нашей жестокосердной страны?!

Если, боже упаси, ляпнете, что собираетесь всей семьей поехать на открытие Олимпиады в Сочи, обольют вас презрением. Ведь всем известно, что Олимпиада придумана жуликами и ворами, чтобы сжульничать и наворовать.

Мир для этих людей состоит из информационных объектов для гнева и горя. Каждое ваше сообщение они переводят в этот понятный для себя код, а затем исполняют песнь, полную обличительного пафоса и страдания.

Общих черт у всех плакальщиков-марабу две:
1) они пытаются заставить вас чувствовать себя виноватыми («Вы в цирке ржали, а крокодильчики в это время плакали!») и
2) они всегда поразительно неуместны со своим могильным карканьем.
Причем аргументы-то зачастую истинны: зверей в цирке действительно могут воспитывать жестокими методами, билеты в Большой неоправданно дороги, Олимпиаду есть за что критиковать, бездомных животных и в самом деле хватает. Но плакальщики-марабу непременно прилетят тогда, когда рассказчик, лучась невинной радостью, повествует о событиях своей жизни. Заметьте, не о проблеме накруток на билеты, не о нарастании популяции бездомных животных, а о себе.

Совершенный плакальщик-марабу выглядит как юзер, распростерший крылья над моей френдессой, выложившей отчет с празднования дня рождения ребенка в парке Горького, и горестно каркнувший: "А вы знаете, сколько на этом парке бабла попилили?!"

Плакальщика-марабу необходимо отличать от тролля обыкновенного. Веселый, сытый, расслабившийся тролль может быть даже полезен, если его прикормить и оттачивать на нем навыки ведения дискуссии. В конце концов, за ним интересно наблюдать, как за какой-нибудь яркоокрашенной ядовитой лягушкой, время от времени тыкая палочкой и фиксируя изменение цвета и раздувание горлового пузыря.

Плакальщик-марабу тосклив и бессмысленен, как дохлая моль, а все, что можно от него получить - это осыпавшуюся грязно-серую пыль, пачкающую ваши тексты. Гоните его прочь, друзья мои. Или сделайте так, чтобы он сам улетел, крича и плюясь. Лучше всего для этого подходят танцы, песни, бубны-пляски и веселье, а также фотография той самой счастливой одноногой собачки, облизывающей довольное лицо вашего ребенка в парке на празднике Горького в честь Олимпиады. 
Лето

и почаще приходите в цирк

Ребенок взял меня за руку и отвел на представление в цирк. Со стороны это выглядело, как будто я веду ребенка, но на самом-то деле все было наоборот. (У нас так часто случается. По доброй воле я бы в жизни на Гадкого Я-2 не пошла, например. Мне и первый-то не очень после того, как у девочек накрылся их бизнес по продаже печенья).

В цирке я была последний раз лет двадцать назад и даже не знала, чего ожидать. Но все оказалось вполне традиционно и мило. Клоуны смешили, гимнасты крутили сальто, лошади мчались по кругу, сильно склоняясь на один бок, как лыжники на крутых виражах, а красивые девушки летали над залом на воздушных полотнах.

Последним номером выступали братья Запашные с тиграми и львами.
Собственно, они и до этого выступали. И жонглировали, и на лошадях скакали. Но все ждали, конечно, диких зверей.

В программе ведь что обещано. «На манеже цирка опасные и захватывающие трюки в исполнении редчайших белых и уссурийских тигров, африканских львов. Только у нас вы сможете увидеть один из самых уникальных трюков «Прыжок верхом на льве» в исполнении Аскольда Запашного, который в 2006 году был занесен в Книгу рекордов Гиннесса».

И вот - последний номер.

Арена в сетке.

Аскольд и Эдгард Запашные в красивых костюмах.

Зрители в предвкушении.

Все замерло, и наконец оркестр делает «та-дам!» - и выходят, один за другим, хищники.

Хищники выглядят так, что мне хочется бросить семью и податься к Запашным в дрессированные животные. У тигров ряхи, будто их набрали из московских гаишников. У них шерсть переливается и сияет, как бальное платье Золушки. Они упитанные, точно гусеницы в пору созревания капусты.

А за тиграми появляется лев. Огнегривый. Выражение морды такое, что сразу ясно: он и вола синего, исполненного очей, сожрал, и золотым орлом небесным не побрезговал.

Лев ложится в стороне и с холодным интересом смотрит на Запашного. Льву явно какая-то сволочь дала перед выступлением почитать программу, и в ней он обнаружил, что, оказывается, должен прыгать с Запашным на спине. Теперь льву самому любопытно, как Запашный будет выпутываться из этой неловкой ситуации.

Дрессировщик подходит к льву, и начинается самый интересный номер цирковой программы. Слов не слышно, но по жестикуляции и мимике все понятно и так.
- Ты офигел, Аскольд? - осведомляется лев. - Вообще краев не видишь? Цирк твой, думаешь, все можно?
- Я Эдгард, - смущенно бормочет дрессировщик.
- А мне пополам, - говорит лев. - Хоть Пафнутий.
- Лев Аристархович, один разочек! - умоляет Запашный. - Да что тут прыгать - с табуретки на табуретку!
- Я те чо, кенгуру? - удивляется лев. - Эдик, ты рамсы не попутал?
- Я же вас кормил... - вскидывается Запашный. - Мясо буйвола вам доставал. А вы!
- Предъявить мне хочешь? - скалится лев.
Запашный отступает на шаг и живо меняет тактику:
- Отплачу, клянусь! Хотите, Гетеру позову?
- Видал я твоих гетер, - морщится лев. - Мочалки драные.
- Эта новая! Только привезли!
- Ладно, так и быть. Показывай. Добрый я сегодня.
По знаку Запашного выводят коротко стриженую львицу. Львица растягивается на арене и небрежно закидывает ногу на ногу.
- Ого! - присвистывает лев и поднимается.
- Я же говорил! - радуется Запашный. - Натуральная Гетера!
- Молодец, - одобряет лев. - Четкий ты пацан, Леха. Прыгай через свою табуретку, разрешаю.
Кладет лапу львице на задницу и неторопливо уводит ее за кулисы.
- Я Эдгард... - потерянно бормочет ему вслед Запашный.

На этом выступление льва закончилось.

Абсолютную правдивость этой истории могут подтвердить все зрители, побывавшие на представлении в прошлое воскресенье, в час дня.
Лето

чтение на ночь у камина )

Выкладываю маленький рассказ, входящий в сборник "Кто убийца, миссис Норидж?" Точнее, его первую часть.
Посмотрите, пожалуйста, и скажите - шрифт обычный? У меня отображается очень маленький почему-то.
Апд.: спасибо, увидели, что обычный.

Перчатки Глории Кэдиш

- Фрэнк, будь любезен, передай соус.
- Пожалуйста, дорогая.
- Благодарю.
Пять минут тишины, прерываемой только позвякиванием ножей и вилок.
- Сюзанна, как твой французский?
- Миссис Норидж говорит, я делаю успехи.
- Это правда, миссис Норидж?
- Да, миссис Бенсон. Сюзанна очень старается.
- Рада это слышать.
Художник, решивший запечатлеть семейство Бенсонов за воскресным завтраком, несомненно, использовал бы для портрета нежнейшие тона, ибо Юджиния Бенсон была очаровательной женщиной со светлыми волосами и большими глазами эмалевой голубизны. Дочь походила на нее как две капли воды. Облик Фрэнка Бенсона пристрастный зритель мог бы назвать грубоватым, но художник слегка польстил бы заказчику, выписав шею мистера Бенсона чуть менее мясистой, лоб чуть менее низким, а глаза чуть более выразительными.
А сухопарую гувернантку в черном платье, сидящую чуть поодаль, художник не стал бы включать в свой портрет, чтобы она не портила цветовую палитру картины.
Вилки серебряно звенят, чашки легонько постукивают о тончайшие блюдца - чудесная мелодия летнего завтрака, дополняемая шелестом листьев, журчанием фонтана и стрекотом кузнечиков из приоткрытого окна.
Тем ужаснее был звук, нарушивший эту идиллию.
- А-а-а-а!
Громкий вопль ужаса донесся до них откуда-то сверху. Юджиния Бенсон выронила вилку и взглянула на мужа.
- Это еще что за... - начал Фрэнк, поднимаясь.
- Милдред кричала! - воскликнула Сюзанна. - Из комнаты старухи!
Супруги Бенсон уставились друг на друга.
- О! Но в таком случае, полагаю, причина очевидна... - медленно начала Юджиния.
Дверь распахнулась, и перепуганная служанка бросилась к ним:
- Миссис Бенсон! Леди Глория! Она... Она...
- Неужели скончалась? - с подчеркнутой скорбью в голосе спросила Юджиния.
- О, нет, мэм! Боюсь, она пропала!
Скорбь исчезла с лица Юджинии быстрее, чем облако меняет очертания под дуновением ветра.
- Что?! - визгливо крикнула она. - Дэйзи, что ты мелешь? Как она могла пропасть из запертой комнаты?! Это невозможно!
Служанка попятилась.
- Мэм, я не знаю, мэм... Это все Милдред! Я только передаю то, что она сказала.
- Повтори дословно!
- Она сказала, что миссис Кэдиш исчезла.


[Spoiler (click to open)]Отрывок из письма миссис Норидж Тимоти Кэдишу
«...Глубокоуважаемый сэр, последние два месяца я выполняла обязанности гувернантки в доме Фрэнка и Юджинии Бенсон, на попечение которых вы оставили свою мать. За этот короткий срок я стала свидетельницей обстоятельств, которые вынуждают меня обратиться к вам.
Для вас, несомненно, не является тайной, что душевное здоровье леди Кэдиш сильно пошатнулось после кончины ее супруга и вашего отъезда. Но, возможно, вас не известили о том, что за прошедший год она дважды пыталась свести счеты с жизнью.
К сожалению, болезнь в последнее время усугубилась, и тому есть несколько причин...»


Милдред не плакала, а лишь часто-часто моргала, и по ее круглому глуповатому лицу расползались красные пятна.
- Миссис Бенсон, я не могу понять, как это получилось. Я вошла, а ее нет. Окно распахнуто, но решетка на месте, а в комнате пусто.
- Дверь была заперта?
- Конечно. Я сама и запирала ее час назад. Клянусь вам, мэм, запирала.
Миссис Норидж не сомневалась, что Милдред действительно заперла дверь. Служанка была исполнительна и неподкупна - поэтому Юджиния и приставила ее к леди Кэдиш.
- Она могла выскочить, когда ты вошла в комнату?
- Едва только я вхожу, сразу запираю дверь на ключ изнутри, как вы приказали. После того случая, когда миссис Кэдиш пыталась сбежать, я всегда так делаю, мэм. Мне не нужны неприятности.
- И в этот раз, как только ты вошла, ты сразу закрыла дверь?
Милдред кивнула, вытаращив глупые глаза.
- А потом обнаружила, что старухи нет в комнате?
Еще один кивок.
- Ничего не понимаю... - прошептала Юджиния. - Как такое возможно?
Из-под кровати, пыхтя, вылез Фрэнк Бенсон. По его красному одутловатому лицу градом катился пот.
- Ее там нет! - рявкнул он. - Что за дьявольские шутки? Куда она делась, черт побери?!
Миссис Норидж понимала его изумление. Обитель Глории Кэдиш представляла собой небольшую прямоугольную комнату, по длинной стороне которой стояли шкаф и кровать, а напротив - кресло и старинный комод. У окна разместился небольшой стол, за которым Глория ела и писала письма. Вернее, всегда почти одно и то же письмо: «Дорогой Тимоти, встретимся с тобой в шесть возле того пруда, где по весне ты промочил ноги». «Дорогой Тимоти, ради тебя я предприму героическое усилие и приду к старому дубу, по которому ты любишь карабкаться, пугая меня до смерти». «Мой милый мальчик, в четыре я жду тебя в саду за беседкой». Менялось лишь место встречи, но адресат всегда оставался неизменным. Леди Кэдиш не смущало ни расстояние, разделяющее их с сыном, ни ответное молчание адресата, ни полная невозможность прийти к назначенному месту встречи.
Глория Кэдиш не выходила из своей комнаты.
Дверь всегда была заперта и открывалась лишь тогда, когда Милдред приносила своей подопечной еду. На окне стояла решетка. В отверстия между толстыми прутьями человек мог разве что просунуть голову, но никак не выбраться целиком. И уж подавно это было не под силу семидесятилетней старухе, равно как и спуститься потом по отвесной стене дома с высоты пятнадцати футов.
В своем роде узилище Глории Кэдиш представляло собой идеальную башню принцессы, спрятанной от дракона во имя ее же собственного блага. Принцесса состарилась, но из башни ее не выпустили.
И вот теперь старуха исчезла.
Милдред утверждала, что подняла тревогу сразу же, как поняла, что в комнате никого нет. Поначалу прибежавшие Фрэнк и Юджиния не сомневались, что Глория спряталась. Но платяной шкаф оказался пуст, под кроватью не нашлось ничего, кроме пыли, да и в крошечной туалетной комнате пропажу не обнаружили.
Это было немыслимо.
Но это было так.
У Глории не имелось денег, чтобы подкупить служанку, а все драгоценности остались на месте. К тому же Милдред, много лет служившая семейству Бенсонов, славилась честностью.
Но если Милдред была всего лишь расстроена, то Фрэнк и Юджиния буквально потеряли дар речи от потрясения.
Втроем они обыскали комнату еще раз. Тюремщик, разыскивающий пропавшего заключенного, не мог быть настойчивее в своих поисках, чем Бенсоны. Матрас был прощупан, платья выкинуты из шкафа, сам шкаф отодвинут - Юджиния предположила, что за ним скрывается потайной ход.
Никакого потайного хода в стене, конечно, не было. Равно как не было его и под паркетным полом, каждую щель которого тщательнейшим образом осмотрели.
В своих поисках Фрэнк Бенсон дошел до того, что задрал голову и оглядел потолок, словно пожилая леди могла повиснуть над их головами подобно летучей мыши.
Глория Кэдиш пропала.
- Не просочилась же она сквозь стены, - ошеломленно пробормотал Фрэнк.
Предположение, что старая леди сумела взломать замок и выбраться из комнаты, вдребезги разбивалось о непреложный факт: дверь была заперта перед тем, как Милдред вошла. Это подтвердила вторая служанка, Дэйзи: она спускалась по лестнице и ясно видела, как Милдред поворачивает ключ в замочной скважине. Этот ключ Милдред всегда носила на поясе и никому не доверяла.
Юджиния и Фрэнк полагали такую предосторожность излишней: кто бы мог захотеть помочь полоумной старухе? Человек в своем уме не пошел бы на такой шаг, а все их слуги были людьми крайне рассудительными.
Но факты были непреложны.
Глория Кэдиш исчезла из комнаты, запертой снаружи.

Лето

художественное

Утром умывалась в полутемной ванной -- никогда не включаю там свет с утра, щадя сонные глаза. По своему обыкновению, пришел кот, сел в уголке, внимательно смотрел на меня. Отчего-то его тяга к человеческому общению размягчила мою окаменевшую в семь утра душу. Я начала с ним разговаривать, незаметно увлеклась и за пять минут рассказала о важном, поделилась серьезным и пожаловалась на наболевшее. Эта беседа подействовала на меня успокаивающе. Даже полотенце стало казаться не наждачным, а доброжелательным и пушистым.

Кошка в роли домашнего психотерапевта -- это правильно и полезно, думала я. Только что, не издав ни единого звука, кот Макар мягко подвел меня к одной хорошей мысли, которую я с сегодняшнего дня начну воплощать в жизнь. Так думала я, вытираясь полотенцем.

Тут мимо пробежал ребенок и безжалостно щелкнул выключателем. Стало светло, и при ярком свете выяснилось, что все это время я изливала душу туалетному ёршику.
Теперь даже не уверена, что смогу использовать его по назначению - после всего, что между нами было.

Кстати о ершиках. Несколько дней назад в голове у меня завелась радиостанция, причем транслировала новости откуда-то из созвездия кассиопеи: в ушах шумело, посвистывало, иногда многозначительно шуршало. Пришлось сдаваться лору. Милая врач, заглядывая мне в голову через правое ухо, поцокала языком и укоризненно сказала:
- Ну что же вы! Такой запущенный отит. - И наставительно добавила: - Надо заботиться о своих ушах!

Тут можно было отреагировать по-разному. С надрывом крикнуть: "А обо мне кто позаботится?!", делая вид, что мама в коридоре, которая привела меня за руку ко врачу - это не моя мама, а чья-то чужая мама, посторонняя, вот свезло кому-то с такой мамой, не то что мне с ушами... Или заверить, что я каждый день о них забочусь. Гендель, Моцарт, Бах, теплая шапка, куриный бульон - все для них.

Но мне не дали ответить, а запихнули что-то в уши, после чего я оглохла. И раньше-то отвечала рассеянно и невпопад, а теперь вообще промахиваюсь. Вчера вечером муж спросил, чем кормить ребенка, а я сурово ответила, что бумага закончилась, пусть теперь мучается, читает с экрана.

Кстати о бумаге. Недавно на меня нашел стих и я нарисовала картину.
Люди, хорошо знакомые со мной, сейчас должны окаменеть в изумлении. Потому что я не просто не умею рисовать -- нет, это выражение и близко не передает тех отношений, которые с детства сложились между мной и карандашами. После десяти лет обучения единственное, что я могу хорошо изобразить -- это улыбающегося червяка. Я даже рисовала его вместо автографов в книге, потому что некоторые отказывались верить, что я способна нарисовать червяка.

Тем поразительнее, что я нарисовала картину, и на ней не червяк.

Вдохновение снизошло на меня в один из солнечных дней. Лучи сверкали в стеклах, птицы пели о том, что идет весна, и я храбро взяла карандаши и альбом.

У меня получился шедевр. Картина называется "Птичка ждет весну", и на ней есть все: птичка, голые ветки деревьев, в которых незаметно просыпается жизнь, солнце в ясном небе и то ощущение грядущего тепла, которое дает нам всем силы дотянуть до мая. Картина буквально напоена предчувствием весны. Она искрится радостью и светом.

Вот она, под катом:
[картина]IMG_6036

И еще ближе, чтобы все могли оценить смелость карандашного штриха и прорисовку деталей:

[Нажмите, чтобы посмотреть]IMG_6040


После того, как я поставила подпись на листе, повалил снег. Он валил, и валил, и валил, иногда сменяясь гнусным дождем, и валит до сих пор. Поэтому нет ничего удивительного в том, что я снова взялась за карандаш.

На этот раз мой рисунок получился значительно лаконичнее. Он называется -

[Нажмите, чтобы посмотреть]
"Птичка не дождалась"
IMG_6043


Если так пойдет и дальше, из меня выйдет настоящий живописец. Правда, глухой, но для нас, живописцев, уши никогда не были органом первой необходимости.
монализа

Про фотографии

Есть фотограф, Ольга Паволга. Я  люблю ее работы. Они тонкие, чистые и простые, как линия, проведенная карандашом. Например, круг. Ничего лишнего. Идеальная фигура.

Есть я. Я люблю фотографов нежной любовью, но только когда они без камеры. Камеру я боюсь. При ней я становлюсь напряженным чурбаном, который на просьбу "сделайте умное лицо, пожалуйста" окончательно каменеет физиономией и пытается слиться с пейзажем. Под недобрым одноглазым взглядом фотоаппарата я понимаю, что сейчас меня -- о, господи! -- увековечат, и в этом слове мне слышится увечье и еще какие-то смутные неприятности. 

Но Оля Паволга не просит сделать умное лицо и вообще вспомнить, что вы-же-писатель, она даже не просит "улыбнуться естественно" (да, это самый-самый ужас. Везде, где я страшно оскалилась, меня попросили улыбнуться естественно). Она фотографирует так, как будто вы пьете чай в уютном месте и болтаете о смешном и хорошем. 

То, что получается в итоге, отличается от "официальных" снимков, где выставлен свет, а на лице много-много грима. И это мне нравится. 
Collapse )