Category: дизайн

Category was added automatically. Read all entries about "дизайн".

Лето

фото

Фотосессии для меня мучительны и ненавистны. Крайне глупо я себя ощущаю, когда просят улыбнуться в камеру или вдохновенно поднять глаза к потолку. До сих пор единственным исключением была Оля Паволга.

Но пару недель назад в гости заезжала Ольга Филонова и между разговорами легко и непринужденно поснимала меня, Патрика и Матвея. Получилась совершенно домашняя расслабленная фотосессия в драных джинсах и любимом свитере (двух). Прекраснее всех, разумеется, Матвей. Не знаю никого, кто может конкурировать с котами – даже у пуделя не получается.

И ещё минут десять на улице успели поснимать, пока не окоченели.
Collapse )

ЗЫЫ: ниже справедливо напомнили, что еще были фотографии авторства Нэсли и Линдала. но для меня та история вообще не о фотосъёмке, она о друзьях и об их собаках
Лето

(no subject)

При виде камеры кот становится хмур и сосредоточен, поджимает губы, пытается сыграть бровями насыщенную внутреннюю жизнь – то есть ведёт себя в точности как я.

Потом слабеет, конечно. Дольше полутора минут интеллигентное лицо держать не может.

На первой, второй и третьей фотографии вы можете видеть кота, который чудовищным усилием придаёт своей физиономии осмысленность:

[так выглядит осмысленность]

IMG_0205

IMG_0253

IMG_0239


К четвёртой Матвей смиряется с тем, что усилия тщетны:

[так выглядит тщета]

IMG_0186


К пятой черты его принимают то милое туповатое выражение, которое свойственно ему в повседневной жизни:

[так выглядит повседневность]
IMG_0199


А ёлка в кадр не поместилась.
Лето

(no subject)

Однажды утром мне исполнилось четыре года, и я проснулась без подарков.
Они должны были лежать на маленьком стуле перед кроватью, но стул был пуст. Чувство глубочайшего офигения память сохранила бережнее, чем Брокгауз с Ефроном сохраняют среди страниц засушенный лепесток дивной розы со случайно прилипшей дохлой гусеницей.

День рождения – и без подарков! "Я слишком стар для всего этого дерьма", - сказала бы четырехлетняя я, если б была знакома со "Смертельным оружием".

Тут открылась дверь, и вошла мама на цыпочках.

Самое удивительное, что она не проронила ни слова. Не поздравляла меня, ничего не объясняла. Напротив кровати стоял огромный старый шкаф с лакированными дверцами, в котором нам иногда разрешали прятаться.

Дверцы эти мама молча распахнула.

Я подбежала босиком к шкафу, и оттуда на меня выглянул лев.

Collapse )Collapse )
Лето

про свитер

Когда мне было семнадцать, папа поехал в Америку и привёз мне оттуда свитер.

С таким же успехом можно было написать "слетал на Марс". Очень далеко от нас была та Америка. Я вообще, собственно говоря, все три недели папиного отсутствия не верила, что он в Америке. Ну какой Нью-Йорк, ну что вы, честное слово, не смешите меня.

Потом папа вернулся и привез свитер.

И вот когда я увидела эту вещь... В общем, сразу стало ясно, что папа меня не обманывал.

Мама же, увидев подарок, открыла рот, а потом закрыла с клацающим звуком и прикусила зубами хвостики крепких выражений, которые уже рвались наружу. Поскольку эти выражения вопиюще не соответствовали торжественности момента и общей маминой нежной натуре. Русским же языком было сказано: "Девочке нечего носить. Привези что-нибудь этакое!" – и рукой так сделано: этакое. Ну понятно ведь любому, да, что имеется в виду? Элегантное, тонкое, облегающее, стильное. Вырез лодочкой, рукав три четверти. В крайнем случае - две.

Свитер лежал на кровати, скрестив рукава на груди, и на морде его было написано, где он видал все эти ваши три четверти с лодочкой.

[читать дальше]

Во-первых, он был огромный. На бирке у него написано, кажется, XXL, и это честные американские два икс-эль, рассчитанные на нормального краснорожего реднека, вскормленного кукурузой, бигмаками и пивом.

Во-вторых, основной его цвет был серый. Серый мне не шёл.

В-третьих, он был странный. С узкой горловиной, весь состоящий из пестрых серо-черно-белых полос шириной в мою ладонь, и каждая полоска отличалась от соседней, а стыки между ними были сделаны в виде шнурков. Мы тогда не знали слова "пэчворк", но что-то в нем было от пэчворка, только прямоугольного.

Большой, грубоватый, странный. Мужской. Или вовсе бесполый.

Это была немыслимо чужеродная вещь для нашей тогдашней жизни, где пределом мечты казалась белоснежная мохеровая кофта со светящейся ниточкой люрекса. Или что-нибудь элегантное, с рукавом три четверти.

Я влезла в папин подарок и забыла про мохер и люрексовое баловство тотчас же.

Свитер был прекрасен. Он был больше, чем свитер: я надела вещь, которая мне не шла, не была элегантной, не подсказывала всем своим видом об обладательнице "она пытается быть красивой девочкой" – и я чувствовала себя в нем абсолютно непринуждённо. Это было время, когда мамы моих подруг говорили о ком-то, сочувственно вздыхая: "Она совершенно не женственная, бедняжка" – и быть женственной казалось чем-то необходимым. А как иначе? Тыжедевочка.

Свитер показывал, что без этого можно обойтись. Он учил не притворяться.

Следующие два года я не вылезала из него. По большому счету, это именно свитер научил меня непринуждённо носить издевательски короткое мини, смелые топы, облегающие платья, высокие каблуки. Когда-то дав разрешение быть любой, свитер оказался последователен: любой не означало, что нужно всегда кутаться в вещь на три размера больше твоего и прятать тощие запястья в длинных рукавах. "Носи что хочешь", - благодушно разрешил свитер.

Недавно я приезжала в гости к друзьям, и они немножко меня пофотографировали. На некоторых снимках я похожа на себя в студенчестве. Волосы, во всяком случае, стоят дыбом точно так же. И свитер там тоже есть, хотя и не в полный рост, как он того заслуживает.

[три фото]

eilin_o_connor7

Рукава у свитера примерно мне до колен. Поэтому всё время либо подёрнуты, либо собраны гармошкой.

eilin_o_connor

А здесь хорошо видны эти полоски, из которых он состоит, поперечные на рукавах и продольные на самом "теле" свитера. А ещё странные шнурки на стыках.

eilin_o_connor9


За фотографии огромное спасибо Нэсли irondragonfly и Линдалу lindal. А также двум псам, которых Нэсли называет ублюдками и снимки с которыми я потом покажу отдельно.

Лето

и шкафов перетряси

Раз уж пообещала.

Когда делали фотосессию для новой книги, я достала с антресолей сарафан из этой записи. Как я и предупреждала, это просто большой шерстяной мешок, как бы присобранный внизу. Пуделю Патрику он тоже пришелся по душе, кстати.

Показываю под катом для девочек, которых заинтересовала эта заколдованная вещь.

[вещь]

Да, у него есть карманы и он тёплый.

4U5A1859

Подол широкий. На следующей фотографии хорошо видно. Подозреваю, при увеличении будет видно также, что эта ткань собирает на себя всю шерсть, имеющуюся в доме, будто ей мало той, что в её составе. Я в конце концов, устав её чистить, решила носить её под лозунгом "утеплимся кошачьим мехом".

4U5A1848

Края обработаны а-ля "крестьянка подшивала". То есть нитки торчат во все стороны.

4U5A1871

(фотограф Александр Горчаков)


Кто объяснит мне толково, в чём фокус с этой штуковиной, тому плюс двести в карму и моя вечная признательность.
Лето

про сегодня

Из фейсбука утащила, у daria skobelkina. По мотивам прошедшей встречи в Библио-Глобусе. Картина называется "Автор принимает мёд у читателя".

4903982538490c30dc4816b16f1f5562

Дорогие все, спасибо за встречу. У меня теперь болит язык, потому что нельзя же столько разговаривать, зато я могу мазать его мёдом. К тому же закрыт старый гештальт со старичком. Юля, мёд очень вкусный )))).

Всех обнимаю,

Ваш енот.
Лето

по итогам посиделок перед мавзолеем

объявляется БЛАГОДАРНОСТЬ:

- бесценным френдам с панамками и без, с вермутом и без, с мужьями и без мужей, с детьми и без оных (мужьям отдельная благодарность за то, что у них с собой было);

- Александру с его прекрасной, прекрасной мамой;

- любимому редактору, спасшему меня от нападения дикого старичка;

- и всем-всем-всем, с кем мы проговорили кучу времени вместо отведенных нам сорока минут.

Это было весело :)

Целую,
ваш автор

ЗЫ: встреча после официальной части напомнила мне прекрасную картину Браувера:
Collapse )
монализа

Про фотографии

Есть фотограф, Ольга Паволга. Я  люблю ее работы. Они тонкие, чистые и простые, как линия, проведенная карандашом. Например, круг. Ничего лишнего. Идеальная фигура.

Есть я. Я люблю фотографов нежной любовью, но только когда они без камеры. Камеру я боюсь. При ней я становлюсь напряженным чурбаном, который на просьбу "сделайте умное лицо, пожалуйста" окончательно каменеет физиономией и пытается слиться с пейзажем. Под недобрым одноглазым взглядом фотоаппарата я понимаю, что сейчас меня -- о, господи! -- увековечат, и в этом слове мне слышится увечье и еще какие-то смутные неприятности. 

Но Оля Паволга не просит сделать умное лицо и вообще вспомнить, что вы-же-писатель, она даже не просит "улыбнуться естественно" (да, это самый-самый ужас. Везде, где я страшно оскалилась, меня попросили улыбнуться естественно). Она фотографирует так, как будто вы пьете чай в уютном месте и болтаете о смешном и хорошем. 

То, что получается в итоге, отличается от "официальных" снимков, где выставлен свет, а на лице много-много грима. И это мне нравится. 
Collapse )

монализа

сам себе злобный буратино

Кой ляд дернул меня в середине ночи изменить дизайн журнала? Только желание доказать окружающему пространству и самой себе, что я тоже могу, поколдовав с кнопочками, справиться с этой непростой задачей.

Справилась. 

Теперь вместо прошлого лаконичного дизайна имеем лето в поле. С книжкой. Что не может не радовать, но меня почему-то раздражает. Я ретроград и консерватор. Что самое плохое - вся френд-лента живо перестроилась под этот стиль, и чужие журналы я вижу в таком же оптимистично-романтичном оформлении. 

И я бы уже поменяла дизайн обратно. Но! Но после того, как я убила сорок минут на его переоформление, разве можно признать собственную глупость? Разве можно согласиться с тем, что все это было зря? Разве мыслимо собственными руками уничтожить свидетельство победы разума над сарсапариллой?!

Немыслимо. И вот я сижу под деревом с книжкой, хотя мне, определенно, больше подошли бы обильно разложенные вокруг грабли.