Category: животные

монализа

Новый!

Ёлку в этом году мы ухитрились купить такую большую, что елочные продавцы решили сами привезти её нам со словами: "Вы не дотащите". Везли торжественно – на крыше "Нивы". Фотографии совершенно не передают её размеров – настолько, что я, посуетившись вокруг с камерой, оставила эти попытки. Игрушки всё те же, старые и немножко новых. Жаль, что нельзя украсить новогоднюю ель серебряным дождиком. Коты дороже красоты (это не стихи, хотя могли бы ими быть).

Покажу котов, псов и чуть-чуть игрушек.

Семейное фото. Евсей в этот раз не дался фотографироваться с остальными: орал, буянил, зыркал (это всегда очень страшно), так что Патрик с Матвеем вдвоём.

IMG_3301

Под катом – зверьё.

[смотреть]
Нарциссы. Оказавшись рядом с вазой, Матвей талантливо делает вид, что его вообще ничего не интересует, кроме мышей и способов их приобретения.

IMG_3386

Птичка. Условная "сойка". Страшно любима Евсеем, поэтому живёт наверху.

IMG_3445

Это вязаный котик с бубенцами, он тихо позвякивает на сквозняке. Коты от него сходят с ума и хотят растерзать. Тоже висит под самой макушкой.
IMG_3443

Чуйка у Матвея хорошо развита. Он предвидит, что Евсей Харитонович сейчас выдернет зубами снежную ветку и получит по ушам, а потому тихо уползает заранее.

IMG_3413

Маленький смешной ангел из ваты.

IMG_3437

Эту белку я показываю, по-моему, каждый Новый год. Но она такая весёлая, такая яркая, и вся словно облита сахарным сиропом вместе с орехом, что невозможно удержаться и не фотографировать.

IMG_3426

Несчастный чебурашка без крокодила Гены. Третий год хочу купить к нему крокодила, но попадаются какие-то аллигаторы.

IMG_3424

Кошачья супружеская чета. У кошки крынка с молоком, у котофея – инструмент.

IMG_3418

К верхней паре прилагалась мышь с гармошкой. Висит отдельно, развлекает снеговика "Валенками".

IMG_3417

Евсей Харитонович и Матвей в цветах. Евсей делает вид, что его это всё вообще не интересует.

IMG_3410

Матвей смотрит на вас как на людей, не успевших приготовить селёдку под шубой.

IMG_3393


Воздушный шарик. Ужасно прекрасный, я до сих пор жалею, что не купила три таких – пожалела денег. А лучше пять!

IMG_3369

Девочка (довольно, впрочем, взрослая) с подснежниками. Из бумаги.

IMG_3366

Евсей Харитонович поймал крота.

IMG_3352

И откусил ему голову.

IMG_3349

И усы тоже откусил.
(Здесь он, конечно, говорит в крота "Первый, первый, как слышите? Вызывает беркут!")

IMG_3345

Когда Евсей Харитонович смотрит, хочется отодвинуться подальше. И камеру спрятать.

IMG_3340

Евсей на новом диване. Старый пал смертью храбрых.

IMG_3329

Малютка Патрик напрасно ждёт снега.

IMG_3324

Несчастный пудель. Притворяется, подлец! На самом деле он сыт, доволен, обласкан и любим. Чего мы с ним и всем вам желаем!

IMG_3316



монализа

* * *

Купила два пальто, которые мне страшно не идут. Первое – как у Кэмбербэтча в "Шерлоке", если бы Кэмбербэтч был приземистым толстым человечком. В черно-белую дрисочку, сползает с плеч, и пуговица у него рассчитана на человека с большим животом, нависающим над ремнем брюк.

Второе еще хуже. Из "декоративного меха", но по факту – из короткого бежевого плюша. Кажется, из таких в своё время шили автомобильные чехлы для "девяток" (и непременно развесить монетки по периметру лобового стекла).

В этом втором чувствуешь себя так, словно ты Иона, которого проглотил кит, но Иона, давно мечтавший уйти от людей и посидеть спокойно в тишине, слушая шум моря где-то там, за пределами кита, погрузив ноги в теплую желудочную слизь (мне кажется, в чреве у кита непременно должна быть какая-то слизь).

Эта одежда перевела меня в разряд невидимых. Из относительно молодой женщины я превратилась в тетеньку неопределенного возраста, некрасиво одетую, прибавившую себе визуально с десяток кило. Когда в каком-то магазине, раздеваясь, чтобы примерить свитер, я сняла с себя пальто, консультант всплеснула руками и изумленно сказала: "Да вы худенькая!" В голосе ее звучало отчетливое неодобрение: вы же худенькая, отчего же вы так выглядите.

Это состояние очень комфортно и странным образом соответствует именно ноябрю (может быть, ещё февралю, но я не проверяла). Это нечто большее, чем просто удобная одежда. Это одежда, в который ты – другой, некрасивый и незаметный; фрагмент городского пейзажа.

Минусы, впрочем, тоже есть, и их предостаточно. Например, за последние две недели меня толкнули чаще, чем за предыдущие два года, а мужчины дружно разучились открывать передо мной двери магазинов и аптек. Пальто перенесло меня в какой-то маргинальный слой: уже не красивая женщина, которой приятно помочь, но ещё и не милая бабушка, которой помочь нужно.

В общем, это довольно занятный опыт преждевременного само-состаривания: социум мягко, но безжалостно отодвигает тебя на обочину, где ты косолапо плетешься вслед красивым длинноногим юным людям всех полов, кутаясь в своё пальто фасона "жирный шерлок робко прячет".

Кстати, может ли растолстеть Кэмбербэтч? По-моему, нет.
монализа

* * *

Еду обсудили, поговорим об одежде.
Меня вывел из себя магазин "Юникло".
Собственно, "Юникло" ни в чем не виновато. Оно продает теплые штаны, как раз такие, какие нужны мне на зиму: трикотажные, на искусственном меху. Я мерзну все шесть месяцев, начиная с ноября, и теплые штаны на искусственном меху мне совершенно необходимы.
Однако продаются они, вот сюрприз, в мужском отделе.
И казалось бы, в чем проблема: заходи в мужской отдел и покупай искомое. Однако в моем представлении дело выглядит так: "Юникло" позаботилось о мужчинах; оно подумало о том, что им будет тепло и уютно гулять, например, с пуделем, или ходить в магазин через сугробы, или просто шататься по парку в минус двадцать семь.
Женщинам же искусственный мех и свободные фасоны ни к чему. Женщины могут обойтись обтягивающими штанишками вида "сиротка Хася".
Ах да, и еще для женщин в этом сезоне продаётся утепленная ветрозащитная юбка. Отличная вещь, давно такую ищу: стеганая, с подкладкой из флиса. Длина – выше колена. Утепляйся, женщина!
Про рубашки нормального фасона и хорошей плотности ткани, которые можно купить только в мужских отделах, даже начинать не буду.
Но вот мех на штанах, вернее, его отсутствие – это уже оскорбительно.
Кстати, я их примерила. Мне-то, конечно, придется носить эти штаны за отстутствием альтернативы, но вообще на женских фигурах смотрятся они предсказуемо плохо.
На мужских, впрочем, тоже. Все желающие могут в этом убедиться, пройдя по ссылке
монализа

***

Не помню, рассказывала ли об этом? Однажды мне довелось жить в очень тоскливой съемной квартире, где ничего нельзя было менять. Не то что обои переклеивать, а даже картину вешать. Потому что картина – это дырка в стене, а дырка в стене – это не ранка, это пуля в лоб всему жилищу.
Я отчасти понимала хозяина. Дом был такой ветхий, такой трухлявый, что от одной дырки действительно мог сложиться, как карточная башня.
Но там все-таки было очень грустно. Поэтому я пошла в магазин и выбрала яркое сиденье на унитаз. В моде были фотообои, и на крышке была напечатана панда.
За те несколько месяцев, что я провела в этой квартире, не было поступка, в котором я раскаивалась бы сильнее. Потому что заходишь в туалет, а на тебя огромными влажными глазами смотрит панда, и во взгляде её немой укор. Овеществлённая метафора: "насрать в душу".
Я это вспомнила, потому что на днях в хозяйственном  магазине мне попалась "унитазная муха". Ну, такая объёмная наклеечка, которая приляпывается изнутри в унитазную раковину, чтобы в неё снайперски попадали струей.
Только это была не муха, а божья коровка.
Я смотрела на неё в лёгком остолбенении. Ладно – панда на крышке. Но кто будет ссать в божью коровку? У кого поднимется, извините, рука на это безобидное трогательное создание?
Так и не нашла я ответа, и побрела домой, забыв купить ситечко для чая, и по дороге умилялась всякой букашке, свободно ползающей по листу и травинке.
На всякий случай: это был пост удивления, а не перекличка извращенцев! А то знаю я вас.
монализа

***

В отличие от кота Матвея, уже к полугоду накрепко запомнившего, что плита и кухонные покрытия – это запрещённые места и за их посещение могут брызнуть в морду из пшикалки, Евсей Харитонович время от времени проверяет границы допустимого.

Не понятно, как с этим быть. Стоит мне расслабиться, как он снова гуляет среди чайников и дремлет, положив морду в корзинку с хлебом.

На фотографии он в предчувствии неминуемого наказания.

[предчувствует]

IMG_6277


Потом лежит и всех презирает.

[презирает]

IMG_2981
монализа

Человек из дома напротив-2

Начало – здесь

3
Сказать, что я изумился, – значит ничего не сказать. Кюветы, фотоувеличитель в углу – совершенно такой, как был у меня, когда в юности я увлекался фотографией и сам печатал снимки; бутылки с реактивами, воронки и мензурки; наконец, светильник с красным фонарем... Я оказался в любительской фотолаборатории.

Но не оборудование поразило меня, а глянцевые листы, приколотые к пробковой доске над столом.

Это были репортажные снимки. Четыре снимка, сделанные не меньше десяти лет назад. Я так уверенно определяю срок, потому что с первого взгляда узнал людей, пойманных камерой.

Артем Матусевич.
Эмиль Осин.
Борька Лобан.
Люба Сенцова.
Мои сокурсники, с которыми я водил дружбу во времена студенчества!

И все они были мертвы.

[читать дальше]
Не на фотографиях, нет. Там, в черно-белой реальности, они были живы и совсем молоды. Третий курс? Четвертый? У Любки короткий ежик на голове: значит, третий. К началу учебного года она побрилась налысо, а любопытствующим и острякам заявляла, что проходит курс химиотерапии. Я бы побоялся шутить такими вещами, но Любке было начхать. Волосы у нее росли быстрее, чем трава по весне, и к концу сентября она уже пользовалась расческой, а те, кто поверил в ее выдумку, плевали ядом ей вслед.

Эмиль был сфотографирован в кафе, Матусевич – за рулем своей «тойоты», насупившийся Борька курил возле факультета, а Сенцова переходила улицу, глядя чуть мимо фотографа. Казалось, еще немного, и насмешливый взгляд упрется в меня, рассматривающего ее спустя восемь лет после того, как нога в черном мартинсе ступила на зебру.
Никого из них не осталось в живых. Я слышал, что Любка ввязалась в пьяную драку, а Осин сломал себе шею, свалившись в неогороженную яму, оставленную строителями. Про Артема толком не знаю – кажется, сердечный приступ. Борька Лобан утонул.

И вот они здесь, передо мной, на стене подвальной комнаты, в доме, где я оказался по чистой случайности.

Этого просто не могло быть.

Я взлетел по лестнице и обежал комнаты, заглядывая под кровати и в шкафы. Кто-то был здесь, в моем коттедже. Кто-то распечатал и повесил фотографии моих покойных приятелей, и произошло это недавно – поверхность двух кювет была еще влажной.

4
Рытвин ответил на мой звонок почти сразу.
– Никита! Рад слышать. Неужели сдал мою халупу? Я надеялся...
– Илья Евгеньевич, – перебил я, – у кого еще есть ключи от вашего дома?
– Э-э-э... Ни у кого! Только у нас с тобой.
– Не может быть! Вспомните, пожалуйста!

Я выдумал потенциальных клиентов, которые пожелали осмотреть подвал, а там неожиданно для всех оказалась лаборатория. О снимках на пробковой доске упоминать не стал.

– Это какая-то глупость, ей-богу, – с искренней, как мне показалось, растерянностью, сказал Рытвин. – Что за лаборатория? Я не фотограф. Ник, ты не бухой ли, часом?
– У кого еще есть ключи? – настойчиво повторил я.

Однако Рытвин стоял на своем. В конце концов он, похоже, решил, что это какой-то розыгрыш, и, благодушно похохатывая, повесил трубку.
А я остался в доме с фотографиями, которым неоткуда было здесь взяться.

У меня не имелось логического объяснения происходящему. Какой-то иррациональный страх мешал вновь спуститься в подвал; я запер верхнюю дверь, за которой начиналась лестница, и в совершенном смятении вернулся в свою обжитую комнату.

Два часа спустя электричка «Москва – Владимир» увозила меня из города. Я ехал к Тане. Моя прекрасная сестра – воплощенное благоразумие, и если кто и мог рассеять этот морок, то лишь она.

5

Вернулся я спустя четыре дня, совершенно успокоившийся. Таня убедила меня, что это недобрый розыгрыш хозяина, который, несомненно, навел обо мне справки, прежде чем передавать ключи от своего дома, и развесил в подвале фотографии, позаимствовав их у кого-нибудь из моих бывших сокурсников. Вряд ли он догадывался, какая участь постигла моих приятелей. Странная жестокая мистификация – только и всего.

Я напомнил сестре про кюветы. Она пожала плечами: должно быть, они были наполнены водой и за несколько месяцев высохли не полностью.

О женщина, оплот здравомыслия! О ясный практический ум! Я вошел в дом, весело насвистывая, как человек, которому сделали прививку от нелепых страхов. Отличный день! Мне даже удалось забежать на ипподром и посмотреть заезд. Бегущие лошади – невероятное зрелище. Именно то, что требовалось, чтобы окончательно прийти в норму.
Не стоило устраивать в подвале мемориал моего студенческого прошлого. Я неторопливо спустился, чтобы забрать снимки.

Распахнулась дверь, вспыхнул свет, и мне бросилось в глаза, что фотографий стало пять.

На пятом снимке был я.

6
Не помню, как швырял вещи в сумку. Мое первое осознанное воспоминание – тяжелый ключ, который подпрыгивает в моем кулаке, точно упрямое живое существо, не желающее лезть в замочную скважину.

В конце концов я просто сунул его в карман. Пусть в этот проклятый дом заходит кто хочет! У меня стучали зубы. Бежать! Бежать к сестре, в гостиницу, куда угодно, лишь бы подальше отсюда. Я вцепился в сумку и кинулся к дороге, но тут за моей спиной приглушенно зазвонил телефон.

Я забыл на столе свой сотовый.

Я стоял и слушал, как он надрывается, – старый телефон с царапинами на корпусе, служивший мне верой и правдой последние пять лет, – и понимал, что без него уходить нельзя. И дело даже не в том, что мне необходимо постоянно быть на связи, нет. Просто это было как... как оставить врагу свой талисман.

Фотографии смеющейся сестры, глупое селфи в кинотеатре, номер Алисы, ее сообщения, которые я так и не стер...
Нельзя все это бросить.

Я поставил сумку на землю, быстро зашел в дом, схватил надрывающийся телефон, увидел незнакомый номер на экране, подумал: «Спамеры, мать их!» – а в следующую секунду меня ударили по голове и я провалился в темноту.
монализа

***

Я досмотрела "Игру престолов" (это трагедия), дописала и сдала книгу (это счастье), и теперь собираюсь показывать котиков и писать ерунду.
Кот Евсей Харитонович не то чтобы заматерел, но рожа у него всё отчетливее приобретает характерное для мейн-кунов разбойничье выражение.

Покажу в динамике.

Это котик четырёх месяцев от роду, только принесённый в дом. Выбор когтеточки оказался на редкость удачным: он сразу занял гнездо и с тех пор дрыхнет на всех четырех этажах, предпочитая верхний.

[посмотреть-1]

IMG_1158



Вот, кстати, и оно. С него он научился свешивать голову подобно летучей мыши.

[посмотреть-2]
IMG_1471


Зимний кот. Появились ЩОКИ. В глазах читается убеждение, что и стол – это часть его личного пространства. Ванну и туалет мы пока отстояли.
[посмотреть-3]

IMG_1988


На этом снимке кот после вынужденного купания: он запрыгнул на кухонный стол, где стояла открытая банка с солеными огурцами, и макнул лапу в рассол. Должно быть, пытался вытащить последний огурчик. Был пойман, мыт и сфотографирован для карточки правонарушителя ("покушение на кражу").

[ужаснуться-4]

IMG_5500-3


Тем временем Матвей живёт как обычно. Косплеит жабу:

[восхититься-5]

IMG_1554


И изображает интеллигента, размышляющего о судьбе России. В действительности кот прикидывает, унести ли мочалку из кухни или из ванной (он питает к ним необъяснимое пристрастие).

[проникнуться-6]

IMG_1977


И, наконец, свежее фото двух троглодитов. Матвей по-прежнему крупнее и тяжелее. Зато у Евсея Харитоновича воротник.

[позырить-7]

IMG_5625-1
монализа

2 апреля

Дорогие друзья, спасибо вам за поздравления! Простите, пожалуйста, те, кому не успела ответить. Я всё-всё-всё прочитала очень внимательно и всему-всему-всему очень порадовалась ).

В качестве послесловия к вчерашнему посту предлагается картина Давида Рейкарта "Крестьянка с кошкой".

WOA_IMAGE_1
монализа

1 апреля

Дорогие друзья, сегодня – отличный день для хороших новостей ).
Так что соберу в один пост две истории, которые на самом деле одна. В фб я о них писала, а здесь нет, и самое время исправить это упущение.

ЧАСТЬ 1. Декабрь 2018

Звонила матушка, рассказала деревенские новости.

К Василию приблудился кот. Пришёл рано утром по глубокому снегу, сидел на крыльце, а когда открыли дверь, метнулся внутрь и прижался к печке. Взрослый. Тощий. Ушей нет. Откуда пришёл – непонятно: вокруг на десять километров лес, да снег, да болота под снегом. Василий попытался сплавить безухого нашей соседке, но тётя Шура и собака Матрёшка рассмеялись ему в лицо.

Два дня кот только пил и спал, на третий унёс со стола бутерброд с колбасой и сожрал его, чавкая, у печи. Булку тоже съел. Разве что чай не успел выпить. Василий, осерчав, выставил наглеца на крыльцо, но вскоре раскаялся и пошёл звать его домой. Кота не было. В саду не было, за баней не было, к соседям не приходил. Вася вернулся домой и обнаружил, что кот безмятежно дрыхнет на кровати.

Назвали его Рыло.

ЧАСТЬ 2. Март 2019

Зимой к Василию приблудился бездомный кот. Он был назван Рылом и оставлен с условием, что не будет причинять хлопот.

В первые две недели Рыло ел всё. Он ел белый хлеб и хлеб ржаной, пастилу из яблок и клюкву в сахаре, соленые огурцы и вареную картошку. Он сожрал месячный запас сухарей. Василий, уходя, стал запирать его в комнате, где не было никакой еды, однако вскоре выяснилось, что для кота и для Василия понятие "никакой еды" имеет разный смысл.
Рыло добыл связку сушеных грибов и утащил газеты, предназначенные для растопки. Когда хозяин вернулся, кот лежал, опутанный нитками из-под боровиков, словно жирная мохнатая русалка в сетях рыбака, и жевал "Ленинскую смену".

Так продолжалось три недели. К концу месяца Василий плюнул, отыскал рюкзак, посмотрел расписание автобусов и поехал в райцентр. Там он закупил мороженой рыбы и куриных потрохов, а для себя – карамель "Гусиные лапки".

Вечером перед котом был торжественно поставлен минтай.
Рыло поднял брови. На его безухой роже потомственного каторжника отразилось вежливое недоумение.
Василий подождал час, подождал два, затем, нечеловечески ругаясь, нарезал коту печёнки.
Кот понюхал свой ужин, отложил салфетку, сухо поклонился и ушёл.
Чуть позже Вася заметил, как он грызёт в углу карамель.

– Вы его не выгнали, Василий? – спросил мой папа, выслушав этот драматичный рассказ.
– Не, – флегматично сказал Вася. – Где ещё такого дурня найду!

Мораль этой истории проста. Уж если пришёл босиком по снегу в рай, отморозив в дороге уши и хвост, будь мужиком, держись за свою идентичность, жри карамельки.

ЗЫ: Кот переименован в Папанова. Потому что артист.

_______

Пусть у всех всё будет хорошо ). Обнимаю, целую, радуюсь, что вы здесь со мной!