Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

Лето

пэчворк

Шла в разноцветной футболке, ярко-зелёной с рыжей лисой. Два бомжа, сидевшие на пустой трамвайной остановке, при виде меня оживились.
– И вот она нарядная на праздник к нам пришла! – хрипло выкрикнул один.
Второй посоветовал ему уняться и не приставать к девушкам.
Спустя час возвращалась обратно этой же дорогой. Бомжи сидели на прежнем месте.
Collapse )
Лето

весна

Сначала на подоконнике возникла муха с бородатыми ногами, затем, деликатно погудев, вошёл в форточку шмель, и наконец на шторе обнаружилась дрожащая божья коровка. В ответ на предложение полететь-на-небо-принести-нам-хлеба обмочилась. Это паломничество насекомых наводит на мысль, что тепла ещё долго не будет.

На улице толкается ветер. Пылевые смерчи носятся по тротуару, встречная собака колли парусит всем телом. И посреди летящих оберток, окурков, сухих листьев, обрывков рекламных листовок и пивных крышек стоит невозмутимый дворник и созерцает мусорную вакханалию. Идеальная модель для памятника освобождённому Сизифу: камень валяется под ногами, а плешивый Сизиф сворачивает самокрутку и беззлобно сплёвывает на горный склон.

Пока рассматривала божью коровку, вспомнила, как один дедушкин знакомый перенес урологическую операцию и на вопросы о здоровье полюбил отвечать «струя крепчает!», чем вводил в смущение женщин-коллег. Продолжалось это до тех пор, пока его случайно не услышала жена.
– Хоть что-то у тебя крепчает! – прошипела она, и с тех пор коллега на вопросы о здоровье краснел и говорил, что спасибо, всё хорошо, и шрам больше не тревожит, и вообще самочувствие отличное.

В пасхальную ночь за окном услышала тихий нежный перезвон колоколов. Изумилась, посмотрела на часы – начало второго. Прежде по ночам никогда не звонили, даже на большие праздники.

Сперва мне подумалось, что бить сейчас в колокола не совсем гуманно, ведь по соседству с храмом жилые дома, где спят люди. Но перезвон был так прекрасен, что я невольно отвлеклась от сочувствия разбуженным бедолагам. Он плыл издалека и в то же время звучал рядом, наполняя всю комнату, и чем дольше я слушала, тем радостнее мне становилось. Не знаю, как лучше объяснить, но в его однообразной мелодичности и в самом деле была радость, а ещё прощение всем, и обещание, что смерти не будет, а раз так, думала я, благоговейно внимая ангельским звукам, пусть звонят когда хотят, потому что для этой вести нет неподходящего времени.

Колокола всё пели и пели, разгоняя тьму. Я зашла на кухню, чтобы открыть окно, и обнаружила, что всё это время звенела батарея бутылок на холодильнике.

Три виски, три коньяка, два хереса и пиво. Я проникалась благодатью под звон непочатого бухла.

Каждый раз в таких случаях вспоминаю фразу, что человек есть устройство по переработке треша в царствие небесное. Она не об этом, но и об этом тоже.
Лето

1 апреля )

Переусердствовала с тренировкой, и на следующее утро мышцы до того болят, что не могу наклониться за кошачьей игрушкой.
– Папа, – говорю страдальчески, – я не гнусь!
– Конечно, ты не гнусь! – не очень убедительно соглашается папа. – Ты... ээээ.... прелесть.
– Папа!
– Не могу же я резать правду-матку в твой день рождения, – говорит папа.

В общем, всех с первым апреля, а главное – меня! ).
Лето

январь

Дни внутри праздников просторные, как музейные комнаты, и в них толпятся гости, лыжи, дети, собаки... В уголке за шкафом спряталось притихшее чувство долга. Комкает в руке список: выгулять детей, посетить выставку, больше времени проводить на свежем воздухе, не обжираться. Вот откуда это подспудное ощущение вины, приобретающее странные формы проявления. Мужчина на кассе, поймав мой взгляд, брошенный на три крошечных творожных сырка, неожиданно оправдался:
– Это я не себе!
А я уж было нафантазировала бог знает что. Сырковый угар, глазированный кутёж, чувственное безумие творога. Но увы, увы; всё это не ему, а кому-то другому: дерзкому, презирающему условности, быть может, даже бреющемуся опасной бритвой.

Collapse )
Лето

(no subject)

Однажды утром мне исполнилось четыре года, и я проснулась без подарков.
Они должны были лежать на маленьком стуле перед кроватью, но стул был пуст. Чувство глубочайшего офигения память сохранила бережнее, чем Брокгауз с Ефроном сохраняют среди страниц засушенный лепесток дивной розы со случайно прилипшей дохлой гусеницей.

День рождения – и без подарков! "Я слишком стар для всего этого дерьма", - сказала бы четырехлетняя я, если б была знакома со "Смертельным оружием".

Тут открылась дверь, и вошла мама на цыпочках.

Самое удивительное, что она не проронила ни слова. Не поздравляла меня, ничего не объясняла. Напротив кровати стоял огромный старый шкаф с лакированными дверцами, в котором нам иногда разрешали прятаться.

Дверцы эти мама молча распахнула.

Я подбежала босиком к шкафу, и оттуда на меня выглянул лев.

Collapse )Collapse )
Лето

во-первых, я вырастить лося решил...

Простите, не могу удержаться, чтобы не запостить картинку. Меня несколько оправдывает пятница - день дурачеств и веселья, а также любовь к Питеру Джексону с его "Хоббитом".

Ну и по мотивам земляных червяков, конечно.

Нет, это так невыносимо трогательно, что просто слёзы текут:

[портрет]

tumblr_no9u4lt2E31tdtmhco1_1280

(взято у infinipa)



Разве мог кто-то предположить, что из него вырастет вот это?

[вот такое]

13881390722796

Лето

- вот вам озверин. - зачем? - озвереете.

Я стану тысяча первым человеком, высказавшимся по данной теме, но это мне уже все равно. Меня душит праведный гнев и гложет священная ярость. Или наоборот.

У моего ребенка был день рождения, и я пошла купить открытку. Причем мне нужна была не одна, а десять, потому что у нас традиция: я пишу на каждой открытке загадку, где найти следующую, а последняя приводит к спрятанным подаркам. Ну, что-то вроде квеста.

Сперва я заглянула в магазин детских товаров по соседству. Там было много поздравительных открыток. Например, лабрадор в черных очках, у которого из пасти вылетало облачко со словами "С днем рождения, стильная штучка!" На развороте внутри эта надпись повторялась большими буквами.

Я с ужасом посмотрела на лабрадора и взяла соседнюю открытку с невинными цветами. "Нашей любимой доченьке! - напомнила открытка, когда я раскрыла ее (очевидно, на случай склероза у счастливых родителей). И дальше: - Пусть всегда сбывается то, о чем мечтается! Поздравляем с Днюшечкой!"

В фильме "Хроники Спайдервика есть персонаж, домовой эльф, который в нормальном состоянии выглядит так:
the-spiderwick-chronicles_44564

Если же его разозлить, он превращается в бешеного мини-халка:
3053068

Похожее превращение происходит со мной, когда я слышу слово "Днюха". А тут была Днюшечка. Днюшечка, .....!! На меня напали нецензурные рифмы, больше подходящие Теме Лебедеву, чем тихой воспитанной женщине, выбирающей открытку для дочери.

Но я овладела собой и взяла третью, с котиками в шляпках. Сами по себе котики в шляпках уже омерзительны, но там внутри были еще и стихи. "Пусть сегодня светит ярко солнышко игривое, много будет пусть подарков, встречи ждут счастливые". Пусть-подарков, сказала я с нехорошим выражением лица, пусть-подарков и солнышко, сука, игривое.

Продавщица опасливо отодвинулась.

Я брала открытку за открыткой. И везде внутри были эти убогие, бездарные вирши, бессмысленное нагромождение избитых пожеланий, выведенных за меня кем-то другим. Ни одного простого неподписанного листа. Открытки махали крыльями, как бабочки, которые проштамповал кто-то глупый и гадкий, и с них облетали строки: "пусть счастье как шампанское искрится и в сердце пусть печаль не постучится", "ты прелестна, непоседа, весела с тобой беседа", "и тогда наверняка проживешь ты лет до ста", "пусть цветут для дочки розы, хэппи бёздей, хэппи бёздей".

На хэппибездее я дико расхохоталась и выбежала из магазина.

Когда приступ острого желания порубить стенд с открытками в капустный салат прошел, я вспомнила, что в квартале от меня есть старая добрая почта. И отправилась туда, мысленно сжимая в руке мачете.

Открытки на почте стоят за стеклом. Их нужно снимать по одной и показывать покупателю, но почтовая женщина в конце концов положила передо мной целый ворох, после чего отошла на два шага и поставила между нами стул.

Вы догадываетесь, правда? Там тоже не было чистых открыток.

Они подписаны на каждый случай жизни, на любой праздник. Милой доченьке? Пожалуйста. "Желаем радоваться жизни, с улыбкой следовать вперед, найти безоблачное счастье и заглянуть за..." Пароход, предположит неравнодушный читатель. Пулемет? За горизонт, дорогие мои. "Вперед - горизонт", вот такая небанальная рифма.

Дорогой маме? Ради бога. "У тебя день рождения и большой юбилей, так прими поздравления от родимых детей". Я считаю, получив такую открытку, маменька должна в лучших традициях всхлипнуть: "ох вы детушки родненькие, соколики ясноглазые, низкий вам поклон за слово доброе, за ласку утешную". И пускай вызывают санитаров, родимые.

А милой подружке слабо? "Пусть счастье спутником твоим останется навек и рядом будет навсегда любимый человек". Непонятно, правда: то ли человек рядом навсегда (тогда пусть на открытке будут изображены парные захоронения, скажем, Древней Месопотамии), то ли человек навсегда любимый и околачивается где-то поблизости.

Есть и восьмое марта, куда же без него. "Милые женщины, добрые, верные, с новой весной вас, с каплями первыми!" Женщины, кто получит на восьмое марта открытку про первые капли, отзовитесь потом, расскажите, что там дальше. Потому что я не смогла прочесть остальное, взгляд затуманился от слез. А начало многообещающее.

И так везде. В разделе прикольных поздравлений отрываются авторы, учившиеся шутить у передачи Аншлаг. Никто не придушил их милосердно в колыбели, и теперь они пишут на открытках, которые мы дарим друг другу: "Пусть в  жизни все проходит мимо, кроме здоровья, денег и интима".

Пошлые, затасканные шаблоны с бугага-юморочком или тошнотворным пафосом - в зависимости от повода. Чужие, неискренние, бездарные слова. Сотрудница почты, не выпуская стула из рук, предложила мне купить любые открытки, а внутрь вложить лист бумаги со своим поздравлением, но я не могла представить, как стану дарить кому-то тексты типа "времени наперекор ты убейся об забор сохраняй в душе задор".

- Но ведь это для удобства поздравителей, - смущенно заметила сотрудница почты. - Не нужно ломать голову...

Да, не нужно ломать голову, а также сердце и душу. Не нужно вообще затруднять себя поисками теплых слов, идущих от тебя лично, а не от типографского станка. Смешных, неуклюжих, трогательных, нелепых - но твоих собственных слов. Очень удобно заместить их шаблоном.

Пока я стояла, глядя на кучу бумаги, к прилавку приблизился тощий, перекошенный на один бок старикан, от которого ласково пахнуло водкой, и, ткнув пальцем в первую попавшуюся открытку с мимозами, потребовал ручку. Мимозы тоже были исписаны пожеланиями, но старикан на них не взглянул. Очень четким, учительским почерком он вывел большими буквами по краям: "Валюха, я еще живой, чего и тебе желаю". Икнул, подмигнул мне слезящимся глазом и принялся упоенно собачиться с сорудницей по поводу цены конверта с маркой.

А пустые, неиспорченные открытки нашлись в цветочном салоне. Стоили по сто пятнадцать рублей штука.
Чистый лист оказался дороже исписанного, но может, так оно и должно быть.
Лето

про одуванчики

На первое апреля почти всегда идет дождь. Кому как не мне это знать. Сыро, промозгло, ветрено, под ногами какие-то снежные сопли на ледяной корке - все то, что называется вместительным словом "мерзопакостно".

Но как-то раз много лет назад первое апреля выдалось теплое и солнечное. Удивительный был год: за первую неделю марта стаял снег, за вторую высохла грязь, за третью дружно вымахала трава -- будто кто-то включил весну на ускоренное воспроизведение.

И на день рождения мой младший брат, слегка очумевший от преждевременно обрушившейся на нас весны, притащил мне из ближайшего оврага букет одуванчиков.

Букет - не совсем точное слово. Вы видели когда-нибудь специальную штуковину для сбора черники? Называется "Комбайн для сбора ягод". Это страшноватого вида емкость с длинными зубами, которой нужно причесывать несчастную чернику, чтобы ягоды осыпались в пластиковую утробу, а истерзанные листья оставались на кустах. В общем, безжалостная вещь.

Мой брат стал комбайном для сбора одуванчиков. В его артикуле написали бы "Комбайн Миша, восемь лет, усовершенствованная модель". Мишка прошерстил склоны ближайшего оврага - сначала в одну сторону, потом в другую. Обезьяна с меньшим тщанием выискивает блох у своего детеныша.

И к обеду, лучась самодовольством и гордостью, он принес домой полное пластмассовое ведро одуванчиков.

[и это было ужасно]
Час спустя все емкости в доме были заняты. Желтые, уже слегка поникшие бутоны торчали из чашек, свисали из бокалов и стаканов, утопали в вазах - слишком больших для таких маленьких цветков. В ванне в тазу плавала дюжина стебельков: Мишка решил, что это красиво. Столы, полки, телевизор, старенькое пианино -- все было заставлено тарой с одуванчиками. Посреди этого великолепия сидели мы с мамой и с котом: все с желтыми носами, включая кота.

Мишка сиял так, словно это он был именинник и одуванчик в одном лице. Охотник, в одиночку задушивший саблезубого тигра голыми руками, показался бы унылым неудачником по сравнению с моим братом, первый раз в жизни подарившим сестре цветы.

Все остальные молча страдали. Одуванчик - свободолюбивый цветок. В неволе он становится потрепанным и мстительно пачкает все вокруг. Если кто-то думает, что три сотни одуванчиков украшают квартиру, он жестоко ошибается.

Матушка с удовольствием выбросила бы все это богатство и забросала булыжниками тропу, ведущую к оврагу. Чтобы больше никто и никогда. За несколько часов она возненавидела одуванчики и, по-моему, недолюбливает по сей день.

К вечеру все три сотни начали вянуть. Стебельки жухли, бутоны закрывались, листья стали похожи на пыльные тряпочки. Родители приободрились, поняв, что недалек тот миг, когда можно будет с чистой совестью сказать - ну все, завяли! - и избавиться от этого растительного мусора.

Мишка забеспокоился. Он подходил к цветкам, осматривал их, как доктор осматривает пациента, и тщетно пытался скрыть тревогу. В конце концов не выдержал и спросил меня - не знаю ли я, отчего вянут его прекрасные цветы. Может, нужно сменить им воду?

Я знала, что одуванчики не стоят больше пары часов, и срок жизни его букетиков подходит к концу. Но мне не хотелось трагедий в свой день рождения. Поэтому я беззаботно ответила, что это обычное дело - они закрываются на ночь и завтра утром снова распустятся. Мой брат снова повеселел, хотя улыбался уже не так лучезарно, как раньше.

Прежде, чем уснуть, он трижды спросил - уверена ли я, что с одуванчиками все будет в порядке. Я уже хотела спать, мне осточертела возня вокруг его дурацких цветов и было заранее жалко глупого Мишку и стыдно за свое вранье, и я резко сказала, что да, все будет нормально, спи уже, отстань от меня!

Мишка притих и только некоторое время шмыгал носом, пока не уснул.

На следующее утро, проснувшись, он сразу бросился к цветам.

Одуванчики стояли, высоко подняв золотые головки, распушившиеся, как помпоны на детской шапке, и листья их зеленели буйно и радостно, а стебельки были прямыми, как стрелы.

- А я знал! - закричал Мишка, засмеялся и сразу убежал реветь в ванную - от облегчения.

И когда он вышел, мы хором признали, что это самые красивые цветы, которые когда-либо появлялись в нашей квартире, и что он самый лучший брат из всех возможных младших братьев, и что никто из нас никогда не забудет этого дня рождения.

С тех пор прошло много лет. Думаю, Мишка о нем все же забыл. Во-первых, он был маленький. Во-вторых, это не то воспоминание, которое будет долго храниться в мальчишеской голове.

В третьих, это ведь не он, а я в тот день сразу после завтрака побежала к мусорным бакам и нашла там то, что и ожидала увидеть.

Выброшенные увядшие одуванчики.

Те самые, вчерашние. Взамен которых папа и мама рано утром, пока мы спали, нарвали в овраге свежих.
монализа

Слегка сумбурное

Ни вчера, ни сегодня не смогла купить тыкву. А между тем тыква была совершенно необходима. Да, мы празднуем хэллоуин. Или, вернее, что-то в этом роде, навеянное октябрем, холодом, темнотой по утрам и ветром, атакующим из-за каждого угла.

Никакого отношения к нечисти наш праздник не имеет, это просто тихая домашняя традиция, включающая: тыквенный суп, печеную картошку, шоколадную "колбасу" - ту самую, из моего детства -- и обязательного мистера Тыквуса. Мы с ребенком вырезаем его, стараясь обойтись без членовредительства, а потом ставим в его дырявую башку маленькую свечку и любуемся.

В прошлом году, например, мистер Тыквус выглядел так:
IMG_3469

В этом году в трех магазинах мне предложили прекрасную, яркую, оранжево-красную тыкву. Аккуратно порезанную на куски. Ну что за люди...

Пришлось заниматься вырезанием по яблоку, а это, вы понимаете, совершенно не то. Штуковина, получившаяся в результате, пугающе напоминала высушенную голову эквадорского индейца, дополнительно искромсанную нашими чуткими руками.

Попытка запечь его с медом в духовке усугубила ситуацию. Есть это никто не мог. Выкинуть отчего-то тоже рука не поднималась. Сморщившееся яблоко, поблескивая ввалившимися глазками, смотрело на нас с тарелки, словно прикидывая, кого первым навестить нынешней ночью. 

В итоге мы трусливо скормили его соседской собаке. Надеюсь, с ней все будет в порядке. 

Из хорошего: Даритта, фея лоскутков и иголок, знающая волшебное слово "бискорню" (это не про бисквит, как я думала раньше), подарила мне Тильду. У Тильды платье чудного цвета, синее, как вечерний луг, с травами-муравами и алыми цветами. 

IMG_5208

И бантики на голове:

IMG_5222


Я глядела-глядела на это платье, и вдруг вспомнила одну историю. 
Даже не историю -- ситуацию.

[ситуация]
Моя приятельница купила в интерьерном салоне английскую штору. Это была светло-синяя штора в мелкий цветочек. 

В поступке приятельницы не было бы ничего странного, если бы не сопутствующие обстоятельства. Ее семья в то время практически бедствовала. Двое маленьких детей, съемная квартира, муж, потерявший работу и мыкавшийся по случайным подработкам... Она зарабатывала, но этого едва хватало на еду. Добавьте недружелюбный северо-восточный город, вычтите десять лет из нынешнего времени. 

Им было тяжело. 

И вдруг она получает премию. Это была, по нынешним меркам, очень небольшая сумма. Но для них -- подарок небес. Можно было купить теплые куртки детям. Или обувь. Или еще что-то совершенно необходимое. 

Она купила штору. Немыслимой, запредельной цены.

Настолько запредельной, что денег едва хватило на один отрез. То есть второй шторы не было. Когда она принесла домой и повесила эту половинчатую штору, выяснилось, что длины тоже не хватает -- примерно сантиметров десяти до пола. Из-под безумно дорогой шторы стыдливо выглядывала копеечная кисейная занавеска. 

На этот кусок ткани ушла вся ее премия. 
Вы догадываетесь, что сказал ей муж. Самое мягкое было - "как ты могла?"

Я потом тоже спросила ее: Зачем? Что ты хотела?

Она сказала:
- Ты знаешь, было так плохо. Мне казалось, что это навсегда. Что мы не выберемся. А тут вдруг эта штора. Из другой жизни. Из такой, знаешь, где дом с окнами в сад, а в саду розы, а на веранде белые плетеные кресла. 
Я просыпалась, смотрела на эту штору и думала, что у меня все это будет. И дом, и веранда, и кресла.
Каждое утро смотрела. Смотрела и видела, к чему идти. Не от чего, а к чему.
И это меня спасло. 

Подумала и добавила:
- Ну и еще мне на нее дали целых двадцать процентов скидки. Как было не купить? Мне ни разу в жизни не давали скидку в двадцать процентов!