Category: спорт

Лето

как все было на самом деле

По мотивам просмотра "Тора-2".
Все, изложенное ниже -  несомненно, реальный случай, имевший место до начала съемок.

Итак, в комнате: Первый сценарист и Второй сценарист (два толстяка, перекидывающиеся теннисным мячиком), Режиссер (бородач с нездорово блестящими глазами), Кастинг-директор (утомленная женщина лет сорока), Продюсер (по которому сразу понятно, кто здесь главный). В углу стоит бутафорский молот Тора.

Режиссер, закуривая:
- Для начала определимся, про кого снимаем фильм. Понятно, что кино у нас называется Тор-два. Но, может, рассмотрим альтернативные варианты?
Первый сценарист, застенчиво:
- Альтернатива - утки. В смысле, Локи.
Продюсер, очнувшись от задумчивости:
- А? Что? Какой еще Локи? Разумеется, снимаем про Тора!
Вся группа, разочарованно:
- У-у-у-у!
Продюсер, озадаченно:
- А что такое? Вам не нравится Крис Хэмсворт?
/все мнутся и отводят глаза/
Кастинг-директор, хмыкнув:
- Нет, отчего же... Правило по нему хорошо запоминать.
Продюсер, непонимающе:
- Какое еще правило?
Кастинг-директор, с мрачным удовлетворением:
- Написания удвоенной эн в суффиксах прилагательных. Стеклянный, оловянный, деревянный.
/сценаристы дружно кивают/
Режиссер, в сторону:
- Молот и тот лучше играет.
/молот в углу кивает/
Продюсер, с сарказмом:
- У нас что, имеется на главную роль кто-то получше Тора?
/все смотрят на него как на идиота/
Кастинг-директор напоминает:
- У нас есть Локи!
Замкнутое лицо режиссера светлеет. Первый сценарист мечтательно улыбается. Второй сценарист нежно гладит теннисный мячик по пушистой шкурке. Откуда-то с потолка звучит проникновенная музыка.
Продюсер, гневно:
- Спятили? Это второстепенный персонаж!
Музыка обрывается. Улыбки гаснут.
Продюсер, жестко:
- Хэмсворт будет, и это не обсуждается! А в пару к нему возьмем...
Кастинг-директор подсказывает с надеждой:
- Локи?
Продюсер, уничтожив ее взглядом:
- Натали Портман!
Вся группа, с ужасом:
- А-а-а-а!
Продюсер, свирепея:
- А Портман-то вам чем не угодила?
Второй сценарист, флегматично:
- Не-не, все окей. Астрофизик такой астрофизик.
Приоткрывает рот, выпучивает глаза и бессмысленно таращится перед собой, попискивая: «Я астрофизик! У меня и степень есть! Дайте мне гравитацию, я ее измерию!». Все, кроме побагровевшего продюсера, одобрительно ржут.
Режиссер, вздохнув:
- Ладно, всучим ей какую-нибудь коробочку, типа сложный научный прибор.
Первый сценарист, воодушевленно:
- Синхрофазотрон!
Второй сценарист:
- Чтоб он ее в кадре загораживал, быгыгы!
Продюсер /сверлит их взглядом, но берет себя в руки/:
- Поехали дальше. Идрис Эльба снова согласился играть Хранителя Врат.
Кастинг-директор передает режиссеру папку. Тот открывает ее и вскакивает:
- Негр? Почему у меня асгардец - негр?!
Второй сценарист, ухмыляясь:
- Потому что одноногую лесбиянку не пропустил отдел исторического согласования.
Режиссер некоторое время смотрит на него, выдыхает и смирно опускается на стул.
Продюсер, деловито:
- По сюжету Тору помогает...
Первый сценарист предлагает:
- Локи!
Продюсер, раздувая ноздри:
- Слушайте, это уже не смешно. Что вы ко мне привязались со своим Локи?
Режиссер, проникновенно:
- Он же НЯША!
Кастинг-директор, затуманившись взглядом:
- Запредельное мимими!
Первый и второй сценаристы воркуют, зажмурившись: «Мимими! Мимими! Мимими!» Теннисный мячик утвердительно скачет по полу.
Продюсер, стуча ботинком по столу:
- Прекратите! Довольно! Вы что, обкурились с утра?
Режиссер, поглядев на часы:
- Почему же с утра...
Продюсер, грозя массивным кулаком:
- Чтобы последний раз это у меня! Все, возвращаемся к сценарию. Тор должен освободить из темницы возлюбленную и в этом ему помогают, во-первых...
Кастинг-директор, насупившись:
- Локи.
Продюсер, игнорируя ее:
- Хеймдалл! Во-вторых...
Первый сценарист, чуть не плача:
- Локи!
Продюсер, стиснув зубы:
- ... Вольштагг! И в-третьих, красавица Сиф, которую у нас играет...
Режиссер, молитвенно сложив руки на груди:
- Локи?
Продюсер вскакивает, разбивает об стену стул, разрывает зубами на куски теннисный мячик.
- Все! Хватит! Вы меня достали! Я убью вашего Локи!!!
/Выхватывает у режиссера сценарий и убивает Локи/
Все замирают, пораженные. Молот со стуком падает без сознания.
Режиссер, обморочным шепотом:
- Он убил Локи...
Сценаристы, вцепившись побелевшими пальцами в стол:
- Он убил Локи.
Кастинг-директор, дрожащими губами:
- Он... Убил... Локи!
Дружный душераздирающий крик:
- НЕЕЕЕЕЕЕТ!
Продюсер, шарахнувшись:
- Господи, совсем сдурели!
Крик обрывается.
Режиссер, переводя на продюсера остекленевший взгляд:
- Ты что же, сука, творишь?
Продюсер:
- Да как вы сме...
Первый сценарист, медленно вытягивая из кармана остро заточенный карандаш:
- На святое покусился, тля бездушная!
Продюсер давится на полуслове.
Второй сценарист, пальцем пробуя край бумажного листа, без выражения:
- В расход бы его за такие дела.
Кастинг-директор, поднимаясь, рвет блузку на груди:
- За Локи! За Асгард!
Все наступают на продюсера. Тот бледнеет, пятится, спотыкается о молот. Молот, придя в себя, внушительно постукивает сам собой по полу.
Продюсер, выставив вперед ладони, умоляюще:
- Товарищи! Товарищи, ну что вы? Я же пошутил! Как вы серьезно все воспринимаете!
Круг неумолимо сжимается.
Продюсер, в панике:
- Ради бога! Сжальтесь!
Режиссер, оскалившись:
- Пускай Один над тобой сжалится.
Продюсер, отчаянно:
- Ну хотите, третий фильм сделаем целиком о Локи?
Все останавливаются и переглядываются.
Режиссер, недоверчиво:
- Весь фильм?
Продюсер, клацая зубами от страха:
- Да, да! Весь фильм!
Кастинг-директор, наклонившись к нему:
- И Локи не умрет?
Продюсер, нервно смеясь и дергая глазом:
- Как можно! Что вы! Кто же посмеет убить нашего няшу Локи?
Ему под нос суют бумаги. Первый сценарист, мрачно:
- Подписывай!
Продюсер дрожащей рукой выводит закорючку, шлепает печать и без сил оседает у стены.
Режиссер обводит всех сияющим взглядом и машет договором:
- Жив!
Кастинг-директор, плача от счастья:
- Жив, жив!
Сценаристы, воркуя и кружась:
- Локи! Локи! Локи! Локи!
/молот удовлетворенно прислоняется к стене/
Продюсер, вытирая холодный пот со лба:
- Сумасшедший дом...

13518589255596

Лето

(no subject)

Наблюдениями за окружающим жежешным миром навеяно.

Птица африканский марабу может питаться живым кормом, но предпочитает мертвый. С некоторых пор встречается не только в саванне, но и среди комментаторов (в несколько модифицированном виде).

Живое, теплое, радостное и веселое юзера-марабу не интересует. Он в любой теме выискивает мертвечину, а при ее отсутствии - хотя бы негатив, старательно выклевывает и преподносит всем на блюдечке, обливаясь слезами скорби или захлебываясь слюной ярости. Других ипостасей у плакальщиков нет.

Если вы по наивности рассказали в журнале, как ходили в цирк с ребенком, они гневно крикнут вам в лицо: «А вы знаете, что там крокодилов бьют?!»

Если побывали в Большом театре, вам с горечью заметят, что это развлечение недоступно для большинства жителей России, особенно для стариков и многодетных матерей.

Если вы с гордостью поведали, что спасли одноногого щеночка с обочины, они зарыдают: а знаете, сколько еще никому не нужных одноногих щеночков бредет по дорогам нашей жестокосердной страны?!

Если, боже упаси, ляпнете, что собираетесь всей семьей поехать на открытие Олимпиады в Сочи, обольют вас презрением. Ведь всем известно, что Олимпиада придумана жуликами и ворами, чтобы сжульничать и наворовать.

Мир для этих людей состоит из информационных объектов для гнева и горя. Каждое ваше сообщение они переводят в этот понятный для себя код, а затем исполняют песнь, полную обличительного пафоса и страдания.

Общих черт у всех плакальщиков-марабу две:
1) они пытаются заставить вас чувствовать себя виноватыми («Вы в цирке ржали, а крокодильчики в это время плакали!») и
2) они всегда поразительно неуместны со своим могильным карканьем.
Причем аргументы-то зачастую истинны: зверей в цирке действительно могут воспитывать жестокими методами, билеты в Большой неоправданно дороги, Олимпиаду есть за что критиковать, бездомных животных и в самом деле хватает. Но плакальщики-марабу непременно прилетят тогда, когда рассказчик, лучась невинной радостью, повествует о событиях своей жизни. Заметьте, не о проблеме накруток на билеты, не о нарастании популяции бездомных животных, а о себе.

Совершенный плакальщик-марабу выглядит как юзер, распростерший крылья над моей френдессой, выложившей отчет с празднования дня рождения ребенка в парке Горького, и горестно каркнувший: "А вы знаете, сколько на этом парке бабла попилили?!"

Плакальщика-марабу необходимо отличать от тролля обыкновенного. Веселый, сытый, расслабившийся тролль может быть даже полезен, если его прикормить и оттачивать на нем навыки ведения дискуссии. В конце концов, за ним интересно наблюдать, как за какой-нибудь яркоокрашенной ядовитой лягушкой, время от времени тыкая палочкой и фиксируя изменение цвета и раздувание горлового пузыря.

Плакальщик-марабу тосклив и бессмысленен, как дохлая моль, а все, что можно от него получить - это осыпавшуюся грязно-серую пыль, пачкающую ваши тексты. Гоните его прочь, друзья мои. Или сделайте так, чтобы он сам улетел, крича и плюясь. Лучше всего для этого подходят танцы, песни, бубны-пляски и веселье, а также фотография той самой счастливой одноногой собачки, облизывающей довольное лицо вашего ребенка в парке на празднике Горького в честь Олимпиады.